Наша дань Коммунистическому Интернационалу: высоко держать знамя пролетарского интернационализма

  • 14.05.20 18:04

Основы и историческое значение III Интернационала

Сто лет назад состоялся первый конгресс Коммунистического Интернационала, проходивший на фоне больших и сложных исторических событий: окончание Первой мировой войны, Великая Октябрьская социалистическая революция, революция в Германии. Те, кто участвовал в созыве международной коммунистической конференции, уже много лет противостояли оппортунизму в рамках Второго Интернационала, выступая против его скатывания на антирабочие и антимарксистские позиции; это противостояние, начавшееся в области теории, с началом первой мировой войны - войны империалистической - в условиях обострения международной классовой борьбы в каждой стране перешло в область политики.

Коммунистический Интернационал начал свое становление в ходе дебатов по защите марксизма от искажений Бернштейна, в знаменитой полемике между реформой и революцией, то есть в борьбе против ревизионизма на идеологическом фронте, борьбе, шедшей не только внутри германской социал-демократической партии, но и во всех партиях. Следует помнить, что теоретики оппортунизма гротескно деформировали революционную идеологию рабочего класса, постоянно и методично нападая на нее: скрывая тексты Маркса и Энгельса или искажая их, одновременно уводя теорию в сторону от задач по свержению капитализма. Коммунистические партии и группы, выступавшие против оппортунистического направления II Интернационала, очень хорошо понимали необходимость спасения марксистской теории и поэтому неустанно трудились над публикацией и популяризацией тех работ классиков - их переписки, неопубликованных рукописей, - которые доказывали, что главной идеей Маркса и Энгельса была пролетарская революция. Они также понимали, что оппортунизм стремится превратить марксизм в догму с тем, чтобы девальвировать его, и что поэтому необходимо обогащать его, принимая во внимание новые моменты экономического и социального развития, включая переход капитализма от свободной конкуренции к монополиям. В результате борцы с оппортунизмом стали играть ведущую роль в области теории, чтобы быть во всеоружии в грядущих событиях, то есть в начале новой эпохи - эпохи социальных революций.

Такой прогноз, благодаря великим революционным достижениям Ленина и большевиков, а также марксистов других стран в области теории, позволил новому Интернационалу смело пойти против течения, даже в условиях, когда его сторонники были в меньшинстве [1], когда в 1914-1918 годах казалось, что социал-шовинизм и социал-патриотизм занимают ведущие или абсолютно господствующие позиции.

Дело в том, что одним из элементов марксистской теории, отвергнутых оппортунизмом, является пролетарский интернационализм. Забытый и преданный, о чем свидетельствует поведение Второго Интернационала в период его распада, в годы первой мировой войны. Пролетарский интернационализм мыслился не только как братство трудящихся всех стран, как необходимые действия солидарности и сотрудничества, но и как основа разработки политической линии, то есть разработки единой революционной стратегии.

В Письме к рабочим Европы и Америки от 21 января 1919 года Ленин очень хорошо описывает, что политическая действительность, легшая в основу существования Коммунистического интернационала еще до его первого, учредительного конгресса - это разрыв большевистской партии со Вторым Интернационалом, что было подкреплено решением немецких спартаковцев образовать Коммунистическую партию Германии и поддержавших их коммунистических пролетарских партий Латвии, Финляндии, Польши, Австрии, Венгрии, Голландии.

Все они выступали против платформы, суть которой выразил Ленин: “Защита сотрудничества классов, отречение от идеи социалистической революции и от революционных методов борьбы, приспособление к буржуазному национализму, забвение исторически-преходящих границ национальности или отечества, превращение в фетиш буржуазной легальности, отказ от классовой точки зрения и классовой борьбы из боязни оттолкнуть от себя «широкие массы населения» (читай: мелкую буржуазию) - таковы, несомненно, идейные основы оппортунизма. " [2]

Борьба с оппортунизмом, ревизионизмом и реформизмом, перманентная и без уступок, с целью спасти марксизм, восстановить его характер революционной идеологии пролетариата, эта борьба явилась основной предпосылкой возникновения Третьего Интернационала.

Еще одной фундаментальной предпосылкой было решение высоко держать знамя пролетарского интернационализма перед лицом отказа от него большинства Второго Интернационала. Давление было очень сильным и буквально приходилось идти против течения. Это было преступление оппортунистов - поддержать войну и послать рабочих на бойню.

Конечно, большое значение имеет этот пример того, как выступая в защиту принципов мы не должны бояться оказаться в меньшинстве.

Ленин также подчеркивает, что Третий Интернационала был создан в условиях, когда с победой Великой Октябрьской социалистической революции и установлением советской власти была на практике осуществлена диктатура пролетариата, впервые после Парижской Коммуны,

С созданием Коммунистического Интернационала его присутствие и деятельность принесли качественные изменения в международную классовую борьбу пролетариата. Первый и Второй Интернационалы, несмотря на их огромные усилия, не имели такого глобального влияния, как Коммунистический Интернационал.

Впервые приобрело глобальный характер распространение обогащенных марксизмом-ленинизмом идей научного социализма. Огромные усилия предпринимались для перевода и издания трудов классиков, организации их распространения, даже в условиях подполья, по всем континентам, на всех языках и многих диалектах. Таким образом миллионы рабочих получили доступ к коммунистическим идеям.

На всех континентах и в большинстве стран с созданием соответствующей секции Коммунистического Интернационала, рабочий класс получал свой авангард, свою политическую партию - коммунистическую партию. В некоторых странах, например в Европе, коммунистические партии возникли в результате борьбы между оппортунистами и революционерами в рамках организаций II Интернационала, но в Латинской Америке, Азии и Африке, по крайней мере, пролетариат как класс впервые получал свою партию. Прошедшие сто лет доказывают значение этого вклада Третьего Интернационала, рабочий класс под руководством своего авангарда вел революционную борьбу, организовывал свои ряды и накапливал опыт для выполнения своей исторической задачи.

Кроме того, партии, возникшие в результате работы Коминтерна, отвечая требованиям 21 условия приема, ковались как партии нового типа, основанные на ленинской теории организации, что означало гигантский прогресс по сравнению с существовавшими формами организации социал-демократических партий. В Международной Ленинской школе был подготовлен костяк коммунистических партий, тысячи деятелей коммунистического движения .

На конгрессах и пленумах, а также во всех комиссиях и организациях III Интернационала постоянно изучались вопросы классовой борьбы, экономического положения и тенденций его развития, политики реакционных сил, политических действий революционных сил в каждой стране, вопросы социалистического строительства и его трудностей, межимпериалистических противоречий, антагонизма между эксплуатируемыми и эксплуататорами, между угнетенными и угнетателями, разрабатывались стратегия и тактика, лозунги борьбы. Мировой мозг рабочего класса решал задачи борьбы с капиталом.

Нас не должно удивлять, что классовый враг нападает на Коммунистический Интернационал, но гораздо серьезнее озабочивает то, что некоторые лидеры и деятели коммунистического движения, в том числе и современные, перенимают ложные мнения, утверждающие, что инструкции и рекомендации принимались в центре и не соответствовали реальной действительности или были пронизаны евроцентризмом. Сегодня можно конкретно обсудить решения Коминтерна и проверить серьезность и обоснованность его позиций. Мы ни в коем случае не должны мириться с клеветой, которая стремится карикатурно изобразить выработку общих позиций, выработку единой революционной стратегии в рамках Коммунистического Интернационала, более того, потребность в такой работе существует не только сегодня, но существовала и в годы и десятилетия, последовавшие за роспуском Коминтерна.

Изучая материалы Коминтерна, номера журнала "Коммунистический Интернационал", издания «The International Correspondence”, проекты решений Исполнительного комитета и пленумов, расширенных пленумов и Комиссий по регионам, мы можем оценить глубину дискуссий и модификацию точек зрения в соответствии с меняющейся действительностью классовой борьбы, а также постоянную адаптацию ориентаций. Версии истории III Интернационала, которые представляют ее как далекую от реальных событий, ложны во всех их разделах.

Рабочее и коммунистическое движение в Мексике совершило качественный скачок, обогатив свои взгляды за счет дискуссий, рекомендаций и советов Третьего Интернационала, быстро оставив позади бремя аполитичности,  абстентионизма, сектарианизма и других отклонений, которые укрепляли анархизм, пустившим корни внутри мексиканского рабочего класса в последней четверти XIX века.

Рабочий класс Мексики остается в вечном долгу перед Коммунистическим Интернационалом за создание своей революционной политической партии - Коммунистической партии.


[1] Ленин пишет в 1914 году: “II Интернационал выполнил свою долю полезной подготовительной работы по предварительной организации пролетарских масс в долгую «мирную» эпоху самого жестокого капиталистического рабства и самого быстрого капиталистического прогресса последней трети XIX и начала XX века. III Интернационалу предстоит задача организации сил пролетариата для революционного натиска на капиталистические правительства, для гражданской войны против буржуазии всех стран за политическую власть, за победу социализма!
В.И. Ленин. Положение и задачи социалистического Интернационала. ПСС, издание 5, том 26, стр.42
[2] Там же, стр.36

Элементы дискуссии в международном коммунистическом движении о Третьем Интернационале

Будем объективными, без ностальгии, но и без предубеждения - доводы Исполнительного комитета о проведении консультаций с секциями Третьего Интернационала, чтобы приступить к его роспуску, неубедительны. В дальнейшем механизмы международного коммунистического движения были ограничены; наиболее важный из них, Информационное бюро коммунистических и рабочих партий (Коминформ), прекратил свое существование в результате оппортунистической атаки, которой явился XX Съезд КПСС. Примечательно, что главной целью атак "Западного марксизма", одного из направлений идеологической платформе оппортунистического течения еврокоммунизм, являются именно V и VI конгрессы Коммунистического Интернационала, а также Коминформбюро, и при этом восхваляются VII конгресс, прошедший в 1935 году, и XX Съезд КПСС, открывшие дорогу полицентризму и так называемому национальному пути к социализму.

Установилось ошибочное, по нашей оценке, мнение (Коммунистическая партия Мексики уже несколько лет систематически изучает опыт Коммунистического Интернационала), согласно которому стратегия, одобренная VII конгрессом Коммунистического Интернационала, носит общий характер, имеет постоянную и непреложную силу.

Коминтерн внимательно следил за развитием борьбы, принимая во внимание кризис капитализма, политику буржуазных государств по достижению их стабильности, вспышки восстаний, развертывание фашизма, роль социал-демократии, стратегию и тактику, понимая, что всегда необходимо вносить коррективы, маневрировать, смело переходить в наступление или организовывать отвод войск и уходить в оборону. Левые и правые уклоны, путчизм, авантюризм, отход от классовых позиций всегда настаивают на работе между классами, между массами. А ведь можно изучить, например, опыт Коминтерна в Германии, Италии, Чехословакии, Мексике, Китае. И понять, что ленинская политика конкретного анализа конкретной действительности при разработке стратегии и тактики есть требование Коминтерна. При работе главная роль отводилась глубокой дискуссии между исполнительным комитетом и каждой национальной секцией. Мы должны опровергнуть клевету о том, что III Интернационал и любая будущая форма единства или координации в международном коммунистическом движении обречены на провал в попытках выработать революционную стратегию, поскольку не учитываются специфика, особенности. Напротив, как мы покажем позже, общая революционная стратегия сегодня необходима еще больше, а вчера, в годы славного Коммунистического Интернационала, продемонстрировала свою эффективность. Некоторые центристские течения в коммунистическом движении считают, что должны предприниматься определенные шаги в сторону координации, но на первый план они ставят абсолютный отказ от совместных анализа и выработки позиций по существенным вопросам.

Хотя имеется меньшинство, которое полностью отвергает вклад Коммунистического Интернационала, большинство коммунистических и рабочих партий признают его эпохальное значение. Различия возникают при оценке его в целом. Так как полностью принимается только политика народных фронтов, союзов с социал-демократией. А это главное, от чего может зависить само существование каждой коммунистической партии.

В отличие от утверждений теоретиков оппортунизма или, скорее, публицистов, гнездящихся в международном коммунистическом движении, V и VI конгрессы не встали на позиции сектантства или догматизма. Это был очень сложный период времени, кризис 1929 года, отлив революционной волны, приход в ряде стран к власти фашизма, период реакции, в котором многие компартии были вынуждены уйти в подполье; и несмотря на все трудности, установки Коминтерна детальны и точны: подчеркивают важность организационной работы в промышленном пролетариате, с красными и классовыми профсоюзами, массовой организации безработных и всех рабочих в условиях вынужденной безработицы; политика единого фронта, определенная как единый фронт снизу на XI Пленуме Исполкома Коминтерна, подготовка борьбы с империалистической войной, откровенные дебаты о социалистическом строительстве в СССР и противостояние антипролетарским течениям троцкизма и правой оппозиции, а также борьба с внутренней контрреволюцией для осуществления индустриализации и экономического планирования; выработка единой программы Коминтерна. Оценивая историю мексиканской секции, мы видим, как растет в этот период основанная в 1919 году молодая компартия Мексики, c каким успехом она работает в профсоюзах и какое огромное влияние приобретает среди крестьянства, несмотря на условия подполья, в которых она вынуждена работать в течение пяти лет. В идейном противоборстве с социал-демократией, с буржуазией и мелкой буржуазией рождается классовая партия мексиканского пролетариата, завоевывается классовая независимость и выковывается социалистическое сознание рабочих. Крутой поворот, сделанный VII конгрессом Коминтерна, приводит к катастрофе в КПМ, несмотря на некоторые внешние успехи, которые впечатляют, но не имеют под собой объективной основы: в период между 1936 и 1939 годами численность партия увеличивается с 5 000 до 30 000 членов, но после кризиса на Чрезвычайном съезде в марте 1940 года в партии остается менее 3 000 членов; партийная газета, тираж которой до 1935 года доходил до 50 000 экземпляров в день, превращается в нерегулярный еженедельник, а мощное ранее присутствие партии в профсоюзах становится едва заметным; идеологически слабая партия без сопротивления принимает браудеризм.

Важно объяснить некоторые вопросы. Характер союзов является решающим элементом, и когда союзы носят межклассовый характер, они действуют в интересах не рабочего класса, а буржуазии. Такой вывод, как показывает опыт, не ограничивается ситуацией, о которой мы говорим, но действителен и в настоящее время в отношении современных союзов между коммунистическими партиями и социал-демократическими силами, такими как американский прогрессивизм, или участие коммунистических партий в коалиции с буржуазными силами, включая участие в буржуазных правительствах. Это усугубляется, когда делаются уступки на идеологическом фронте, и доказывает, насколько важны выводы Ленина об отличии социалистической идеологии от идеологии буржуазной, сделанные им в работе «Что такое „друзья народа“ и как они воюют против социал-демократов?» В то время курс на единство во что бы то ни стало, который проводила мексиканская секция III Интернационала, позволил буржуазной идеологии Мексиканской революции стать основой профсоюзного единства и программной платформой Народного фронта в Мексике, что означало сдачу важных позиций в борьбе за сознание рабочего класса. Более того, идеология Мексиканской революции проникла даже в ряды КПМ, которая считала, что прогрессивный характер буржуазии не ограничивается ее революционной борьбой с феодализмом или ее ролью в XIX веке в борьбе против колониализма в Америке, а распространяется так или иначе на эпоху империализма и пролетарских революций.

Другой ошибочный подход - уступить народному фронту роль рабочей партии, включая роспуск партии, если это необходимо. КПМ была интегрирована в буржуазную Партию мексиканской революции, считалось, что это конкретное выражение идеи народного фронта и лозунга “единство любой ценой”. Федерация молодых коммунистов влилась в движение “Объединенная социалистическая молодежь Мексики“ (JSUM), а это означало, что они переставали быть коммунистической молодежью, молодежью партии, кузницей ее кадров, а становились функциональной частью возглавляемого буржуазией единого фронта с буржуазной идеологией, превратившись таким образом в кадровый резерв буржуазной партии.

Понятно, что мы ставим под сомнение идею о том, что фронт с социал-демократией и другими буржуазными силами является высшей ступенью развития стратегии международного коммунистического движения. К тому же сегодня отсутствует главный аргумент 1935 года: необходимость защиты Родины социализма, Советского Союза. Что же тогда может оправдать сегодня межклассовые союзы?

Мы считаем, что союзы с социал-демократией - это оппортунистическое проявление классового сотрудничества и серьезное препятствие на пути революционной борьбы; формирование фронтов такого характера всегда будет способствовать ликвидации коммунистической партии; а отсутствие коммунистической партии - это самый большой удар по рабочему классу и его ближайшим и историческим целям.

Есть, например, примеры таких союзов, которые не имеют никакого оправдания, и одним из них является поддержка Коммунистической партии США Демократической партии США. И дело в том, что когда отодвигается перспектива интересов рабочего класса и на смену приходит логика “меньшего зла”, то даже империалистическая политика Демократической партии может казаться лучше империалистической политики Республиканской партии. Таким образом, некоторые коммунистические партии оправдывают свою поддержку буржуазной политики под предлогом борьбы с "ультраправыми" и фашизмом.

Мы с громадным уважением относимся к политике коммунистов в борьбе против фашизма во время Второй мировой войны, но мы не можем отрицать, что некоторые элементы этой политики напоминают браудеризм, оппортунистическую платформу XX съезда КПСС, еврокоммунизм, и в некотором роде они образуют платформу, имеющую определенное сходство с платформой оппортунизма во II Интернационале.

Парадокс заключается в том, что против разработки единой революционной стратегии выступают те, кто следует единой оппортунистической стратегии, утверждая, что обобщение опыта исключает учет значения национальной борьбы, специфики и особенностей; и тут же контрабандой протаскивают ту общую стратегию, в основу которой положена возможность мирного перехода от капитализма к социализму, стратегию, которая уже продемонстрировала свою несостоятельность в Чили и в оплотах еврокоммунизма (Италия и Франция). Все “национальные пути к социализму” имеют одни и те же составляющие: отрицание диктатуры пролетариата, союз с социал-демократией, политические образования на основе плюрализма классов, капиталистическое управление экономикой, возведение буржуазной демократии в абсолютную ценность, или, грубо говоря, сводятся к одному - коммунисты становятся менеджерами капитализма.

 

Необходимость продолжения опыта III Интернационала

В период с 2007 по 2010 год процесс реорганизации КПМ столкнулся с внутренним кризисом. Можно ли продолжать этот процесс на той платформе, которая была у коммунистического движения после 1956 года, подвергая критике только перестройку, или нужно бороться за восстановление революционного духа марксизма-ленинизма и таким образом вступить на путь современной классовой борьбы?

В ходе глубоких дебатов, которые завершились на нашем IV съезде, мы решили включить в устав КПМ обязанность партии и ее членов бороться за преемственность Коммунистического Интернационала. Это не риторическое заявление; это необходимо трудящимся всего мира и международному коммунистическому движению для решения стратегических вопросов противостояния капиталу и империалистической системе.

Вот почему мы боремся в рядах коммунистических партий, стоящих на ленинских позициях, терпеливо и с пониманием всех трудностей, не принимая, несмотря на срочность, неожиданных решений, но с глубокой и неизменной убежденностью в том, что работа III Интернационала должна быть продолжена.

До тех пор, пока мы считаем это своим долгом, мы будем продолжать углубленно изучать общие для международного рабочего класса идеологические вопросы и вести борьбу против новых одежд оппортунизма и буржуазных и мелкобуржуазных теорий, препятствующих международному единству пролетариата и коммунистического движения.

Одной из таких теорий является та рядящияся в одежды марксизма, которая заявляет, что главное - это противоречие между Севером и Югом, с некоторым воздействием на Латинскую Америку; ее главный выразитель, Самир Амин, уверял, что подъем Китая и Индии является основным противовесом капитализму, географической базой которого является север. По существу, это тот аргумент, который поддерживает буржуазную теорию многополярности и который направлен на то, чтобы заставить рабочий класс встать под чужие знамена в межимпериалистическом споре, который знаменует мир. Отсюда вытекает старая идея, выдвинутая "новыми левыми", утверждающая, что рабочие наиболее развитых стран капитализма не играют никакой роли в революционной борьбе и что именно народы юга и другие формирующиеся субъекты заинтересованы в преобразованиях. Это идея, которая проникла в некоторые коммунистические партии и с которой мы не согласны. Рабочий класс, независимо от его национальности, географического положения, расы или пола, является носителем революционных качеств, необходимых для того, чтобы стать могильщиком капитализма. Если по причинам международного разделения труда в каком-либо регионе усиливается эксплуатация, это не приводит автоматически к революционизации трудящихся, революционная автивность зависит исключительно от приобретения трудящимися классового сознания, их политического воспитания, агитации и пропаганды, их организованности, одним словом зависит от роли Коммунистической партии. Вышеприведенные идеи напоминают опровергнутый ленинской теорией оппортунистический тезис, утверждающий, что социализм осуществим только там, где наиболее развит капитализм.

Мы должны остерегаться всех тех идей, которые препятствуют единству рабочего класса в национальном и международном масштабах, которые раскалывают его и которые постоянно подаются как прогрессивные или левые.

И мы должны продолжать прилагать максимум усилий для того, чтобы знамя Коммунистического Интернационала продолжало развеваться. По нашему скромному мнению, существование международного коммунистического журнала является важным вкладом в этом направлении.

УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА