Ленинский подход к анализу империалистических союзов и использованию межимпериалистических противоречий для выработки революционной стратегии борьбы в условиях современной России

  • 05.11.15 17:29

Сегодня в России для коммунистов весьма остро стоит вопрос о выработке своей позиции в связи с конфликтом капиталистов России с частью западной империалистической олигархии. Этот конфликт наиболее остро разгорелся из-за борьбы за контроль и влияние на Украину, вылился в привнесение, пробуждение и поддержку фашизма на Украине  крупнейшими империалистическими державами во главе с США, но имеет и более широкие масштабы. Мы видим противостояние РФ с США и некоторыми европейскими державами по вопросу о Сирии, политику России, нацеленную на дружбу с Кубой, Вьетнамом, Венесуэлой и КНДР – врагами Соединенных Штатов, создание на территории СССР  Евразийского Экономического Союза во главе с Россией как конкурента США и Европейского союза, сотрудничество с Китаем, попытки организации международного альянса БРИКС как некоей альтернативы американской гегемонии в мире.

Аналогичные вопросы об отношении к империалистической политике и политике правительств своих государств встают и для коммунистов всех стран, особенно не принадлежащих к кучке империалистических держав, грабящих весь мир. Для решения этих вопросов следует обратиться прежде всего к политике Ленина и СССР в отношении империалистических союзов и межимпериалистических противоречий.

Отношение Ленина к империалистическим объединениям (речь идет не о чисто военных и дипломатических альянсах, а о более глубоких объединительных тенденциях, о создании политических и экономических союзов государственного или полугосударственного типа) выражено в его известной статье «О лозунге Соединенных штатов Европы» (https://www.marxists.org/russkij/lenin/1915/08/10a.htm). Признавая определенную прогрессивную роль, которую данный лозунг мог сыграть в тех конкретных условиях (статья была написана в 1915 году), если он увязывался с революционным прекращением империалистической войны и свержением русской, германской и австрийской монархий, Ленин, тем не менее, в целом высказался против этого лозунга, как создающего иллюзию о возможности каких-то прогрессивных объединений при капитализме в его последней, империалистической стадии.

«Конечно, возможны временные соглашения между капиталистами и между державами. В этом смысле возможны и Соединенные Штаты Европы, как соглашение европейских капиталистов... о чем? Только о том, как бы сообща давить социализм в Европе, сообща охранять награбленные колонии против Японии и Америки, которые крайне обижены при теперешнем разделе колоний». В то же время, Ленин вполне допускал и считал необходимым использование противоречий между империалистическими державами и блоками в интересах пролетарского государства.

В статье «О чесотке» (http://leninism.su/works/74-tom-35/1639-o-chesotke.html ) Ленин доказывал возможность сотрудничества с одной из враждующих империалистических группировок для защиты пролетарского государства от другой из них. Речь шла о получении помощи от англо-французских империалистов против наступления Германии (это был момент в 1918 г., когда Германия прервала переговоры о мире и начала наступление).

«Ежели Керенский, представитель господствующего класса буржуазии, т. е. эксплуататоров, заключает сделку с эксплуататорами англо-французскими о получении от них оружия и картошки и в то же время скрывает от народа договоры, обещающие (в случае успеха) одному разбойнику Армению, Галицию, Константинополь, другому — Багдад, Сирию и проч., то трудно ли понять, что сделка эта — грабительская, мошенническая, гнусная со стороны Керенского и его друзей?                                                        

Нет. Это совсем не трудно понять. Любой мужик поймет, даже самый темный и безграмотный.

Ну, а если представитель класса эксплуатируемых, угнетенных, после того, как этот класс свергнул эксплуататоров, опубликовал и отменил все тайные и грабительские договоры, подвергся разбойному нападению со стороны империалистов Германии, то можно ли его осуждать за «сделку с разбойниками» англо-французами, за получение от них оружия и картошки за деньги или за лес и т.п.? Можно ли такую сделку находить нечестной, позорной, нечистой?

Нет, нельзя. Всякий здоровый человек поймет это и высмеет, как шутов гороховых, тех, кто вздумал бы «бла-а-родно» и с ученым видом доказывать, что «массы не поймут» отличия разбойной войны империалиста Керенского (и его бесчестных сделок с разбойниками о дележе общей награбленной добычи) от каляевской сделки большевистского правительства с разбойниками англо-французскими насчет добычи у них оружия и картошки для отпора разбойнику германскому».

Заключенный вскоре Брестский мир с Германией тоже был таким примером использования межимпериалистических противоречий в интересах сохранения и развития государства диктатуры пролетариата, так же как и Раппальский договор с Германией 1922 года. Наиболее выдающимся примером использования межимпериалистических противоречий социалистическим государством является, конечно, антигитлеровская коалиция СССР, США и Великобритании против фашистской Германии и её союзников по Антикоминтерновскому пакту. Можно прямо сказать, что именно силы Коминтерна с привлечением сил буржуазной демократии одержали победу над силами фашизма.

Современная ситуация в мире характеризуется обострением межимпериалистических противоречий. Соединенные Штаты сохраняют свое положение мирового гегемона, которое они заняли после развала СССР, но их позиции стремятся подорвать другие империалисты. Это империалисты Евросоюза, в первую очередь Германии и Франции, а также Китай, по объему промышленного производства уже сопоставимый с США, а также Россия.

Нынешняя Россия – самый крупный «огрызок» СССР.  Несмотря на разрушение промышленного и научно-технического потенциала по сравнению с советскими временами, она представляет собой всё равно достаточно серьезную силу, обладающую еще и ядерным оружием. Завершив к концу 1990-х годов расхищение через приватизацию общественной собственности, пройдя быстрыми темпами период концентрации капиталов до монополистической стадии, выстроив свою политическую систему и перестав ощущать непосредственную угрозу возврата страны к социализму (в том числе и благодаря умелому использованию оппортунистов), российский крупный капитал со второй половины 2000-х годов активизировал и свою внешнюю политику, претендуя и для себя на «место под солнцем».

Однако, несмотря на патриотическую риторику и действительное обострение отношений с Западом, объективно Россия остается в роли источника сырья для западных стран и рынка сбыта их продукции (а сейчас и продукции Китая, в том числе, западных транснациональных корпораций, имеющих там свое производство). Никакой реальной существенной модернизации экономики, не говоря уже о восстановлении советского уровня, за годы правления Путина не произошло, несмотря на сверхдоходы от дорогой нефти, газа и экспорта других природных ресурсов. В то же время в стране сохраняются определенные очаги высокотехнологичного производства и науки, уцелевшие с советского времени, в том числе в области военной промышленности. Слабость материальной базы, а также недостаток людских ресурсов (население России – это всего лишь половина населения СССР, и никаких идейных военных союзников у России, в отличие от СССР, нет) и зависимость правящего класса страны от Запада – все это определяет достаточно нерешительную и колеблющуюся политику российского государства в его конфликтах с крупнейшими империалистическими державами. Мы можем видеть это и на примере Украины: с одной стороны, присоединение Крыма и поддержка восставшего Донбасса, вначале очень слабая, затем достаточно серьезная, с другой – обещания Путина не допустить пролития крови на Юго-Востоке Украины так и остались обещаниями, Россия постоянно идет на уступки Западу, подписывает невыгодные соглашения, останавливает наступление ополчения в решающие моменты. РФ почти сразу после переворота фактически признала новый режим в Киеве и тем самым помогла ему укрепиться и развязать войну на Донбассе, правительство России – отчасти под давлением Запада, а главным образом исходя из собственных экономических интересов российского капитала (стремление сохранить освоенные рынки и огромную собственность на Украине), -   предоставляет киевской хунте выгодные экономические условия (сами российские власти, возмущаясь политикой Киева, приводят свои выкладки, что Россия оказала Украине помощь на 100 млрд. долларов  (скидки на цены, кредиты и пр.), в то время как США только на 5 млрд.) Также можно отметить, что российские капиталисты стремятся избежать серьезного разрыва с Западом и ставят целью выторговать для себя более выгодные условия «партнерства». При этом объективно получается так, что российские капиталисты фактически способствуют реализации антироссийских интересов США, в том числе, нарушающих процессы экономического сотрудничества и интеграции в Европе (торговый оборот РФ со странами ЕС до введения санкций  в 2013 г. был порядка 420 млрд. дол. (132 импорт и 282 экспорт), а США с ЕС в 2012г. порядка 500 млрд. дол., то есть вполне сравнимые цифры действительных конкурентов. Введение санкций уменьшило товарооборот РФ в 2014 г. по импорту на 12,2%, по экспорту  на 7,1%.  Зато товарооборот РФ с США вырос на 7%, импорт из США на 23% . Такая вот получается война санкций - против РФ и ЕС одновременно).

Что касается западного империализма, то он тоже не является единым. На самом деле, Евросоюз для США – более  сильный конкурент, чем Россия. И конфликт из-за Украины, когда Соединенным Штатам удалось разрушить складывающийся альянс Россия – Германия и создать единый фронт западных держав против России под своим руководством – это крупный успех Вашингтона в его борьбе не только против России, но и против европейских соперников, независимо от борьбы за Украину (и за ЕС как подчиненного союзника).

Политическое значение Евросоюза пока значительно меньше его экономического потенциала, что объясняется отсутствием единства внутри этого довольно рыхлого образования. Кроме того, в состав ЕС входят ряд государств, которые фактически играют роль агентов США в ЕС. Все это пока помогает США с большим или меньшим успехом удерживать ЕС в фарватере своей политики.

Усиливается роль Китая, который, исходя из своих экономических интересов, стал по ряду вопросов поддерживать Россию, но которому пока удается не ввязываться в острые конфликты с конкурентами, хотя в будущем это станет, скорее всего, неизбежно.

В политической терминологии появилось слово БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР – от первых букв английских названий этих стран), которое обозначает некий неформальный альянс, форму сотрудничества  достаточно сильных государств, стремящихся к проведению более независимой от Вашингтона политики и уходу от  «однополярной модели» мира. Но пока что этот альянс скорее теоретический, никакими документами не оформлен и интересы этих государств и их политика далеко не во всем совпадают.

Пока на большей части Земли после падения СССР и Восточного блока идет капиталистическая реакция, и капиталисты могут без особого страха заняться борьбой между собой за передел мира, в Латинской Америке с конца 90-х годов начался, наоборот, «левый поворот». Образовался целый блок стран (Альба), декларирующих социалистический путь развития и антиимпериализм, во главе с Венесуэлой и Кубой. И даже умеренные латиноамериканские правительства, как, например, аргентинское и бразильское, стремятся проводить политику, более независимую от Вашингтона и сильнее учитывающую требования трудящихся масс внутри своих стран. Такая ситуация в Латинской Америке объясняется не только объективными социально-экономическими условиями (ещё во второй половине 20-го века Латинская Америка стала одним из потенциальных очагов социальной революции), но и тем, что на американском континенте и после контрреволюции в СССР и Восточной Европе сохранилось  социалистическое государство – Куба, хоть и небольшое, но имеющее возможность оказывать определенное влияние на процессы в родственных латиноамериканских странах. А также сохранили свою силу и идейное влияние революционные левые силы. Поэтому народные возмущения приводят там не к смене одного буржуазного правительства другим таким же или даже еще хуже, как это было в Египте, на Украине и т.д., а, по крайней мере, в некоторых случаях, к действительным изменениям власти в пользу трудящихся классов. Считаем при этом необходимым отметить, что такие прогрессивные антиимпериалистические реформы некоторыми «левыми» политиками выдаются за путь социализма 21-го века, что с нашей точки зрения неправильно и даже  вредно, так как при увлечении таким (в основном прогрессивным) реформизмом отрицаются основополагающие закономерности перехода к социализму, отрицается сам научный коммунизм. Авангардом этого процесса стала Венесуэла в период правления президента Чавеса. Однако революционному процессу на этом континенте присущи и серьезные слабости – влияние мелкобуржуазной идеологии, непоследовательность в осуществлении социалистических преобразований, преклонение многих лидеров перед буржуазной демократией. К тому же, страны Альбы – это не самые большие и сильные страны даже внутри Латинской Америки, и их ресурсы в противостоянии  империализму ограничены.

Как известно, концентрация производства и капитала, переход домонополистического капитализма в монополистический, а затем – в государственно-монополистический капитализм – процесс исторически предопределенный, и с этой точки зрения - прогрессивный, создающий материальные предпосылки для социализма. «Социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией» (http://red-sovet.su/post/22337/v-i-lenin-o-tekushhem-momente-zavershenie). Но из этого, конечно, не следует, что пролетариат не должен бороться против государственно-монополистического капитализма. Да, государственно-монополистический капитализм создает материальные условия для социализма, поэтому борьба за возврат от него к домонополистическому капитализму, за «мелкий и средний бизнес» и т.д. была бы реакционной. Но не менее важна и вторая часть ленинской фразы: надо обратить эту государственно-капиталистическую монополию на пользу всему народу, уничтожив её тем самым как капиталистическую монополию, т.е. совершить социалистическую революцию. Пока же революция не совершена, государственно-монополистический капитализм угнетает и подавляет рабочий класс и всех трудящихся, и борьба за его уничтожение, за превращение материальных предпосылок социализма в реальный социализм, в общественную собственность, охраняемую властью рабочего класса – главная задача пролетариата. Такова диалектика общественного развития.

Все это применимо и к международным объединениям при капитализме, типа ЕС и ЕАЭС.

Международные экономические и политические объединения при империализме, с одной стороны, способствует развитию производительных сил, концентрации производства и капитала, т.е. прогрессивным процессам.  С другой стороны, такие объединения при капитализме возможны только как объединения неравноправные, в которых более слабые участники подчинены и угнетены более сильными, а развитие носит зачастую уродливый и однобокий характер. Типичным объединением такого рода является Европейский Союз и еврозона, в которых два государства – Германия и Франция – навязывают свои условия всем остальным. При                                           этом вместо прогресса производительных сил в отдельных странах может наблюдаться регресс, в зависимости от той роли, которая отведена данной стране в разделении труда внутри объединения. Пример – Греция и страны Восточной Европы и Прибалтики, деградировавшие после вступления в Евросоюз. Если же экономический союз дополнен союзом политическим, то новое политическое надгосударственное образование является мощным орудием капитала для подавления трудящихся классов, в дополнение к национальным государствам.  В том же Евросоюзе переход многих полномочий, особенно в области экономики, из рук отдельных государств в руки «европейских» органов, лишил трудящихся стран ЕС даже тех ограниченных возможностей воздействовать на политику своих правительств, которые они имели прежде в национальных государствах. Про то, что подобные объединения служат для усиления эксплуатации пролетариев и увеличения прибылей финансовой олигархии, и говорить излишне.

Что касается Таможенного и Евразийского союзов с ведущей ролью России, то это тоже империалистические объединения в интересах крупного капитала стран-участников, и в первую очередь, в интересах российского монополистического капитала, подчиняющего себе более слабые постсоветские государства (и конкурирующего в борьбе за это с США и ЕС). Тем не менее, было бы неправильно выступать против экономической интеграции и объединительных тенденций на бывшей территории СССР - бывшего единого народнохозяйственного комплекса, пусть даже теперь и в буржуазной форме, тем более, что коммунисты республик СССР всегда сами выступали за воссоединение наших народов. По крайней мере, пока данный союз не предполагает явно неравноправных условий для участников. Следует сказать, что процесс «евразийской интеграции» находится еще в начальной стадии, пока не идет речи о введении единой валюты или объединении в одно государство. К тому же, российские империалисты, как более слабые по сравнению с американскими и западно-европейскими, вынуждены предлагать более выгодные условия, чтобы привлечь к себе младших партнеров, что улучшает условия воспроизводства и борьбы рабочего класса стран бывшего союза.

Но и однозначно поддерживать ЕАЭС (и связывать с этим союзом возможность прогрессивного развития и решения вопросов в пользу трудящихся) коммунисты тоже не должны, так как это союз буржуазный, империалистический, и, вопреки фразам некоторых «левых» национал-патриотов, не имеет ничего общего с Советским Союзом, кроме частичного совпадения территории. К тому же в ЕАЭС участвуют, в том числе, такие реакционные и полицейские режимы, как казахстанский, которые жёстко подавляют любую оппозицию, в том числе, коммунистическую, и расстреливают бастующих рабочих (Жанаозен).

Еще более существенно, что активная поддержка российскими коммунистами, вернее - их оппортунистической частью, пророссийских союзов на постсоветском пространстве может заразить коммунистов вирусом социал-шовинизма, завлечь их в путы буржуазно-патриотической идеологии, притупить их ненависть к собственным угнетателям. Прогрессивные стороны «евразийский интеграции» (экономический рост, защита от экспансии американского империализма) и без нас российские монополисты сами обеспечат, если смогут (а если не смогут, то мы им помочь все равно не в состоянии), а вот бороться с великодержавным шовинизмом в пользу классовой борьбы, кроме нас, некому.

В целом, думается, отношение российских коммунистов к ЕАЭС в настоящий период должно быть спокойным и дифференцированным (нужно говорить о плюсах и минусах, разъяснять, что является плюсом, а что минусом, но не впадать ни в  протест из-за антиимпериалистического принципа, ни занимать позиции ура- поддержки, усматривая в этом процессе якобы движение назад к СССР).

Эти же общие соображения справедливо относятся к идее и процессу создания единого союзного государства России и Белоруссии. Существенным добавлением является тот факт, что российский капитал мечтает и борется за возможность поглотить сохраненную в Белоруссии с советских времен (и даже развивающуюся) крупную централизованную экономику. РКРП поддерживает политику президента Республики Беларусь только в части противостояния всякого рода приватизаторам отечественным и внешним, сохранения производительных сил республики. Коммунисты противостоят хищническим намерениям российского капитала проглотить экономику РБ, и наоборот всячески поддерживают процесс сближения и объединения трудящихся для совместной борьбы за социализм.

Евросоюз же в настоящий момент – это довольно мощное полугосударственное образование, инструмент господства монополистического капитала над народами его стран и борьбы против рабочего движения, и орудие внешней экспансии. Поэтому требования коммунистов ряда европейских стран о выходе из ЕС и еврозоны совершенно справедливы. Но эти требования имеют смысл, когда они идут в связке с требованиями коренных социальных преобразований и смены общественного строя, как это делает компартия Греции. Лозунги жевыхода из ЕС или из еврозоны при сохранении господства капитала, выдвигаемые разными правыми и националистическими, а также в последнее время и называющими себя «левыми», а по сути – оппортунистическими и пробуржуазными силами, ничего прогрессивного в себе не содержат. Если революционная ситуация сложится в большинстве стран ЕС или в его ведущих странах, тогда лозунги о выходе из ЕС, возможно, надо будет снять. Но когда ЕС является тормозом для прогрессивных преобразований в стране, выход из него необходим и целесообразен.

Особо следует сказать о ситуации на Украине и в Новороссии.  На Украине, как и в других республиках СССР, после контрреволюционного переворота 1985-91 гг. и разрушения Советского Союза, установился капиталистический строй. При этом, если российский капитал, которому достался самый крупный кусок страны, к концу 90-х годов смог стабилизировать политическую систему и, несмотря на зависимость от западных стран, даже начал играть определенную самостоятельную роль на мировой арене, проявляя собственные империалистические амбиции, то Украина оказалась полем битвы соперничающих империалистических держав (США, ЕС и России) и ориентирующихся на них олигархических кланов. Экономическое сотрудничество Украины и РФ, прежде всего, в оборонных отраслях существенно обеспечивало поддержание и рост силового потенциала Российского империализма. 

В феврале 2014 г. на Украине произошел реакционный государственный переворот, организованный США и ЕС и связанными с ними группами местных крупных капиталистов. В стране установился марионеточный полуфашистский режим, идеологией которого является национализм, антикоммунизм и антисоветизм, а политика направлена на превращение Украины в неоколонию Евросоюза и США, враждебную Российской Федерации.

Так называемая «Коммунистическая» партия Украины во главе с Симоненко – это право-оппортунистическая партия типа российской КПРФ, которая в 90-х годах пользовалась большим влиянием, а Симоненко боролся во втором туре за пост президента с Кучмой в 1999 г., имея поддержку порядка 40 % населения. Но беспринципность и соглашательство привели эту партию к утрате доверия масс, а сильные действительно коммунистические организации на Украине возникнуть не успели. Поэтому справедливое недовольство народа мерзостями капитализма было использовано правыми буржуазными силами, в том числе националистами и фашистами, и империалистическими агентами, а возникшее затем антифашистское движение на Юго-Востоке Украины оказалось без классовой организованности в подчинении у российского империализма. При этом считаем необходимым отметить, что справедливо критикуя оппортунизм КПУ, мы, тем не менее, гневно осуждаем решение нынешних властей Украины о запрете Компартий. Мы солидарны с борьбой коммунистов Украины против репрессий со стороны киевской хунты.

Борьбу ДНР и ЛНР против установившегося в Киеве полуфашистского режима следует однозначно оценить как прогрессивную. В этих республиках, несмотря на их несомненно буржуазный характер, пророссийскую ориентацию, наличие различных реакционных течений, встречающихся среди ополчения (националисты, монархисты, белогвардейцы), сохраняется буржуазная демократия, коммунисты имеют возможность действовать и вести агитацию (хотя и весьма ограниченную – например, они отсечены от участия в выборах), появились даже левые вооруженные подразделения внутри армии ЛНР, не разрушаются советские символы, а, наоборот, пропагандируется уважение к советской истории, особенно к борьбе против фашизма в Великой Отечественной войне, в отличие от киевских властей, для которых героями являются пособники немецких нацистов типа Бандеры и Шухевича, а коммунистическая идеология фактически запрещена.

Политика России в отношении Донбасса и Украины носит двойственный характер. С одной стороны, правительство Путина, не отказываясь от борьбы за хотя бы часть Украины, оказывает материальную, информационную и, видимо, определенную военно-техническую поддержку ДНР и ЛНР. Естественно, при этом РФ позаботилась об установлении в Донецке и Луганске полностью подконтрольных Москве  буржуазных режимов. С другой стороны, под давлением западного империализма, путинский режим постоянно гнётся и пятится, не допускает развития военных успехов ополчения, фактически признал и даже частично спонсирует киевскую хунту Порошенко. Думается, что позицией коммунистов России и Украины в отношении ДНР и ЛНР должна быть критическая поддержка. Т.е. поддержка антифашисткой и демократической борьбы трудящихся Донбасса, с одновременной критикой буржуазного и прокремлевского характера режимов этих республик и реакционных тенденций внутри них. От правительства России российские коммунисты должны требовать официального признания выбора народов ДНР и ЛНР и оказания им всевозможной помощи. Но коммунисты не должны вслед за социал-патриотами  выступать за возможность немедленного ввода российских войск, так как это в настоящий момент не вызывается военной необходимостью и приведет только к усилению империалистического конфликта и подавлению всех прогрессивных тенденций на Донбассе.

Может возникнуть вопрос, не является ли для российских коммунистов даже критическая поддержка ДНР и ЛНР и требования к правительству РФ о помощи им фактически поддержкой «своего» российского империализма в его конфликте с конкурентами и переходом на позиции социал-шовинизма? И если Донбасс и Украина – это всего лишь один из пунктов борьбы разных групп империалистов, то имеет ли какое-либо значение пускай даже прогрессивный характер борьбы Донбасса против фашизма и западного империализма? Ведь, как известно, Ленин признавал, что во время Первой мировой войны борьба Сербии против австрийской агрессии была справедливой (сама Первая мировая война, кстати, формально началась как раз из-за Сербии), но далее писал, что для общей оценки войны это не имеет значения, т.к. Сербия – всего лишь повод для войны за передел мира между империалистическими хищниками.

«Действительная сущность современной войны заключается в борьбе между Англией, Францией и Германией за раздел колоний и за ограбление конкурирующих стран и в стремлении царизма и правящих классов России к захвату Персии, Монголии, Азиатской Турции, Константинополя, Галиции и т.д. Национальный элемент в австро-сербской войне имеет совершенно подчиненное значение, не меняя общего империалистического характера войны».(В.И. Ленин, ПСС, 5-ое изд., т. 26, с162 http://www.osvita-plaza.in.ua/publ/srazhenija_v_serbii/496-1-0-62604).

Думается, что в данном случае попытка проведения аналогии между этими двумя событиями была бы неправильной. Ведь сейчас, в отличие от 1914 года, нет двух групп империалистов, примерно сопоставимых по силе и ищущих лишь повода для войны. Есть всемирно-господствующий западный империализм (хотя он тоже внутренне неоднороден, но по вопросу об Украине выступает пока достаточно единым фронтом), который стремится не только удержать, но и расширить свое господство, используя при этом внутри стран, избранных своими жертвами, в качестве орудия самые реакционные течения – фашистов, фанатиков-исламистов и т.д. И есть попытки немного окрепшего российского империализма, а также Китая, оказывать некоторое противодействие этим стремлениям, стараясь сохранить при этом отношения с «западными партнерами». А главное - есть полуфашистский режим в Киеве и антифашистская борьба народа Донбасса, и поддержать эту антифашистскую борьбу коммунистам необходимо (как они поддерживали такую борьбу во всех капиталистических странах, в том числе, и до вступления в войну СССР).

При этом угроза скатиться к социал-шовинизму и обслуживанию собственной буржуазии (чем занимается КПРФ), конечно, существует. Поэтому коммунистам России следует соблюдать классовый подход в этом вопросе и делать упор на жёсткой критике собственного капитализма, раскрывать его хищнические интересы, критиковать олигархические пророссийские режимы в ДНР и ЛНР, противостоять националистической антиукраинской истерии. Образно говоря, показывать, что власовцы не лучше бандеровцев.

Присоединение Крыма к РФ подается властями как крупнейшее достижение Путина, что полностью поддерживается и КПРФ. Лозунг «Крым – наш!» стал символом ура-патриотизма, по сути перерастающего в националистический угар. С другой стороны, прозападная пропаганда обвиняет российское правительство в агрессии и аннексии чужой территории.

Крым всегда был регионом на Украине, наиболее враждебным украинским националистам. Поэтому вполне естественно, что после националистического переворота на Украине в Крыму произошло восстание, и затем полуостров присоединился к РФ. На референдуме присоединение к России поддержало подавляющее большинство жителей Крыма. Но, что характерно, вариант о независимости не был включен в бюллетени для голосования, в которых были оставлены только два варианта выбора – присоединиться к РФ или остаться в составе Украины при власти полуфашистской хунты.

Присоединение к России и установление в Крыму власти российского капитала и бюрократии поставило крест на любых возможностях каких-то прогрессивных изменений в Крыму, которые были бы теоретически возможны при создании там самостоятельной республики типа Донецкой или Луганской. Место украинской олигархии заняла российская, впрочем, и собственность украинских олигархов в Крыму, за некоторыми исключениями, тоже сохранилась.

Присоединение Крыма к РФ привело также и к тому, что самый боеспособный и антифашистки настроенный регион оказался выключенным из той борьбы с фашизмом на Украине, которая идет на Донбассе.

В то же время, «отжим» Крыма и его бесцеремонное включение в состав РФ, чем сегодня бравирует  российская власть и лично Путин (снят даже специальный фильм), дало правящей в Киеве хунте возможность для раздувания национализма и ненависти к России, в качестве средства отвлечь внимание украинцев от той антинародной политики, которую проводит полуфашистский прозападный режим, и в качестве идеологического инструмента привлечения пушечного мяса для войны на Донбассе.

Поэтому теоретически можно рассуждать о том, что даже не с точки зрения классовой борьбы, а просто с точки зрения развития антифашисткой борьбы на Украине и даже интересов самой РФ присоединение Крыма выглядит шагом весьма неоднозначным. Можно допускать вероятность, что больше пользы было бы от создания на территории Крыма очага антифашистской борьбы для всей Украины, либо, по крайней мере, республики типа впоследствии возникших ДНР и ЛНР и признание этих республик со стороны России. Но! Так не сложилось. Марксизм рассматривает, прежде всего, не гипотетические возможности, а сложившуюся действительность.  Не вызывает сомнения, что присоединение Крыма к России объективно более предпочтительно, чем оставление его населения на волю киевских фашистов.  Примеры проведения прогрессивных мер реакционными силами в истории известны. Например, Маркс считал, что объединение Германии, которое было целью политики Бисмарка, — дело объективно прогрессивное. Однако почему Маркс никогда не был сторонником Бисмарка и вёл с ним непрекращающуюся борьбу, в том числе и против его политики объединения Германии? Потому что есть реакционная форма проведения объективно прогрессивного движения. Или разве Ленин не считал, что политика Столыпина будет способствовать развитию капитализма в деревне, то есть объективно прогрессивному процессу? Но он вёл со Столыпиным столь же непримиримую борьбу, как и Лев Толстой. Реакционная форма осуществления прогрессивных реформ может привести к фашизму, как это и случилось в стране, где развивалась прусская форма капитализма.

Поэтому у коммунистов нет никаких оснований слишком радоваться «воссоединению» Крыма с РФ и оценивать это как какое-то выдающееся достижение путинского режима. Тем более для нас и Крым, и Украина, и Россия – это части нашей настоящей Родины – СССР.

В то же время, полагаем, коммунистам тем более не следует, конечно, выступать с непризнанием  и осуждением вхождения Крыма в Россию, как это делают некоторые  «левые» и евроориентированные левацкие организации. Если бы Крым был аннексирован РФ, когда на Украине правил режим Януковича или пусть даже Ющенко, это была бы, несомненно, реакционная акция. В конкретных же исторических условиях после победы «евромайдана» на Украине, присоединение к РФ было формой антифашисткой борьбы народа Крыма и способом спастись от той участи, которую готовили ему украинские националисты и которая реализовалась в Одессе и реализуется сегодня на Донбассе.

При этом, прежде всего, надо исходить из того, что присоединение к России было решением, однозначно и добровольно высказанным жителями Крыма на референдуме и действительно, без всякого сомнения, поддерживается огромным большинством населения полуострова.

Возможность образования на территории Крыма самостоятельного центра антифашисткой борьбы, с перспективой прогрессивных социальных преобразований, выглядела заманчивой, но, следует признать, малореальной, учитывая отсутствие на территории Крыма, как и всей Украины, сильной коммунистической партии. Поэтому вполне естественно, что крымчане выбрали самый простой вариант спасения от «майданного» режима в Киеве – бегство в РФ. Присоединение к России позволило им, к тому же, избежать войны на своей территории.

В целом, позиция российских коммунистов начет вхождения Крыма в состав РФ должна быть, думается, такой: мы признаем волю населения Крыма и даже оцениваем присоединение Крыма к РФ положительно в качестве способа спастись от прямой угрозы фашизма, но не более того. Сегодня наша задача – включить трудящихся Крыма в борьбу с российским капитализмом, что весьма непросто, так в сознании  больших масс населения полуострова буржуазная Россия и лично Путин воспринимаются чуть ли не как освободители.

Россия и прогрессивные государства. В последние годы значительно улучшились отношения России с социалистическими Кубой и КНДР, с социал-демократическим правительством Венесуэлы, с прогрессивным режимом в Сирии. Все эти государства являются врагами США (а Сирия также - Франции и Англии). Россия развивает экономическое, политическое и военно-техническое сотрудничество с этими государствами, которые, хоть и не так велики и могущественны, как СССР, представляют сегодня очаги прогресса и освободительной борьбы на планете. Американский империализм стремится их задушить. В этих условиях значение их дружбы с Россией - державой, обладающей ядерным оружием и достаточно серьезными, несмотря на 25-летний капиталистический погром, ресурсами - для данных государств трудно переоценить.

 Если еще в 2011 году правительство Путина-Медведева легко «сдало» НАТОвским агрессорам Ливию (которая, впрочем, была далека от сферы важных интересов российского капитала), то после этого, увидев наглость и нежелание останавливаться со стороны НАТО, уже Сирии оно оказало дипломатическую и экономическую поддержку. Эта поддержка была не очень решительной, но даже то, что РФ блокировала антисирийские резолюции в Совете Безопасности ООН, поставляла Сирии оружие и давала кредиты, в немалой степени помогало Сирии вести борьбу. Понятно, что основная заслуга здесь, конечно, самого сирийского народ и руководства – ведь гнилой олигархический режим Януковича никакие московские миллиарды спасти так и не смогли.

Не менее важно сотрудничество с Россией и для стран «Альбы» - союза прогрессивных государств Латинской Америки во главе с Кубой и Венесуэлой, осуществляющих «левый поворот» на континенте.

Российский буржуазный режим не имеет ничего общего с левыми и социалистическим режимами этих стран, но стратегические соображения, экономическая выгода и противоборство с американскими конкурентами заставляют его «дружить» с классово-чуждыми государствами.

Политику правительств этих стран на союз и сотрудничество с буржуазным правительством РФ следует признать полностью правильной, как пример использования межимпериалистических противоречий в интересах прогрессивных сил. Такую же политику осуществлял СССР в годы второй мировой войны, заключив союз с США и Великобританией против нацистской Германии.

Недавно США и Куба сделали шаги к нормализации отношений. Некоторые люди, особенно из национал-патриотического лагеря, обвиняют Кубу чуть ли не в предательстве. Нам видится, что внешняя политика кубинского правительства правильна. Куба не обязана идти безоговорочно в фарватере интересов российского империализма. Вполне естественно, что Куба, используя межимпериалистические противоречия, не только дружит с Россией, но и получает определенные уступки от США.

Поэтому учитывая вышеизложенное, российские коммунисты должны сдержанно одобрять улучшение отношений РФ с этими странами и приветствовать шаги в этом направлении, делая акцент на преимуществах, которые получает рабочее движение этих стран от такой политики.

КПРФ полностью поддерживает правящий в России режим в его внешней политике. Лидеров КПРФ, как и различных национал-патриотов, радует, что президент наконец-то вспомнил о «национальных интересах».  Однако о том, что это всего лишь классовые интересы буржуазии, они предпочитают не говорить. КПРФ фактически отказалась от оппозиции Путину даже во внутренней политике, заявляя, что они выступают за отставку «кабинета премьера Медведева», словно Медведев не является прямым ставленником Путина, словно он не подчиняется Путину и представляет собой какую-то самостоятельную фигуру. Такая позиция совершенно неудивительна для партии, которая не только на практике всегда была одной из опор режима, но и в своей идеологии всегда стояла на позициях социал-демократии и буржуазного патриотизма, а не марксизма и пролетарского интернационализма.

Естественно, коммунисты обязаны раскрывать сущность политики правящего режима, в том числе и внешней, как политики в защиту интересов российского крупного капитала. В основе внешней политики РФ лежит стремление российской капиталистической олигархии к сохранению и расширению своей зоны влияния, к увеличению прибыли от эксплуатации пролетариата. Мы можем иногда в той или иной степени одобрять определенные шаги власти во внешней политике, как, например, поддержку Донбасса или сотрудничество с Кубой и КНДР, но из этого никак не следует ни проповедь «классового мира», ни отказ от борьбы против правящего режима, за ликвидацию в России капиталистического строя и возвращение страны на социалистический путь развития.

Более того, коммунисты обязаны помнить, что, как указывал Ленин, долг коммуниста – разоблачать захватническую политику в первую очередь своих капиталистов, а не их иностранных конкурентов.

При этом коммунисты не должны, наподобие ряда троцкистских и анархистских групп, вообще отрицать патриотические чувства и отбрасывать патриотические лозунги. Ведь надо понимать, что правящий в России режим, при всей своей нынешней патриотической риторике и империалистической политике, не решил не только социальных проблем страны, но и не изменил сформированного в 90-е годы «периферийного» и сырьевого характера российского капитализма, представляющего собой, по сути, придаток капитализма западного. А политика РФ на интеграцию постсоветских государств под своим контролем наталкивается не только на сопротивление империалистических конкурентов, но и на тот факт, что нынешняя Россия не может предложить народам этих стран никакой привлекательной идеи, отличающейся от идеологии Запада, зато западные империалисты богаче и сильнее. Западные империалисты с аппетитом смотрят на пространства и природные богатства России, есть даже прямо высказанные мнения, что это несправедливо - такая территория всего одному государству. Они не против того, чтобы Россия повторила судьбу СССР и разделилась бы на несколько составляющих, обеспечивая западный мир сырьем и энергией. Патриотизм Путина и нынешнего правящего слоя сводится к тому, что «мы сами обеспечим эту функцию по обслуживанию Запада без распада буржуазного государства».

Коммунисты же, имея в своем багаже великую историю Советского Союза и реальную программу действительного революционного возрождения страны, просто не имеют права отдать патриотизм на откуп буржуазному режиму или националистам. Но коммунисты обязаны придавать этому патриотизму антибуржуазный, то есть антигосударственный характер, связывать его с пролетарским интернационализмом и борьбой против собственных угнетателей.

Заключение.

Может показаться, что изложенная выше позиция по многим вопросам сложна и противоречива. Например, в отношении ДНР и ЛНР вместо безоговорочной поддержки или, наоборот, полного отождествления этих буржуазных республик с российским режимом, предлагается позиция критической поддержки. Но, несмотря на то, что для большевиков-ленинцев всегда было характерно стремление к радикальному решению вопроса, это не следует путать с выбором всегда крайних вариантов тактики или упрощенных схем описания жизни.  Установка всегда занимать одну из крайних позиций – это был бы идеалистический, а не марксистский подход, который имел бы в основе эмоциональный, а не политический критерий. Марксизм же учит анализировать реальную ситуацию и реальные противоречия объективной действительности. Иногда из этой ситуации и из этих противоречий следует необходимость выдвинуть наиболее простые лозунги и занять наиболее радикальную позицию (например, «Вся власть Советам!» в период подготовки Октябрьской революции), в других случаях правильная позиция может быть довольно сложной и даже, по внешней видимости, противоречивой, но эти противоречия - не результат формально-логических ошибок, а противоречия диалектические, отражающие реальную противоречивость объективной действительности. В практике Ленина и партии большевиков можно найти достаточно таких примеров, некоторые из которых были описаны выше. Марксистский анализ не должен делать уступок желанию ложной простоты. В то же время, задача коммунистической пропаганды – суметь изложить достаточно сложный анализ понятным для народа способом, выбрать наиболее подходящие лозунги и образы, и суметь правильно расставить акценты в зависимости от требований текущего момента.

 

 

 

 

 

 

Замечания КПГ к статье РКРП

Принимая во внимание сложность тематики, рассматриваемой в 6-м выпуске МКО и для развития обмена мнениями, мы бы хотели воспользоваться этой “трибуной”, чтобы кратко изложить некоторые отличия в подходе со статьей РКРП.

Конкретно:

1/ Вопрос зависимости между капиталистическими государствами в современном мире.

К империализму следует подходить на основе всех характеристик, которые излагает Ленин, а не только как к агрессивной внешней политике.

В современной империалистической системе, в которой примерно 200 государств располагают “политической независимостью”, т. е. не являются колониями, как это было до 19го века, сформировался режим неравноправной взаимной зависимости между капиталистическими государствами, похожий на империалистическую “пирамиду”, в которой каждое капиталистическое государство занимает свое место, согласно своей мощи (экономической, политической, военной). Положение государств меняется под влиянием закона неравномерного развития.

С нашей точки зрения, коммунисты должны бороться за свержение буржуазной власти и, следовательно, за разрыв отношений неравноправной взаимной зависимости, и конечно же, не за достижение “равноправия” в рамках империализма или за повышение положения страны (т. е. буржуазии) в мировой империалистической системе.

Относительно ЕС, напомним, что он является капиталистическим объединением европейских стран, созданным для более результативной эксплуатации трудящихся в этих странах и для конкурентоспособности в отношении с другими империалистическими державами. Конечно, Германия и Франция, как сильнейшие страны ЕС, играют в нем руководящую роль, но за антинародные меры и империалистическую политику несут ответственность буржуазии всех стран, участвующих в меру своей влиятельности.

 2/ Вопрос позиции коммунистов по отношению к буржуазным правительствам

В статье в ряде мест выражена положительная оценка ряда буржуазных правительств.

С нашей точки зрения, критерием должно быть то, в руках какого класса находится власть.

Относительно борьбы с фашизмом КПГ подчеркивает, что она не может быть победоносной для народа, под флагом буржуазной демократии. Её следует вести за свержение диктатуры монополистического капитала, порождающего и использующего фашистское течение.

 

3/ Вопрос позиции в отношении империалистической войны и аннексий

Позиция коммунистов в отношении империалистической войны не может зависеть от того если империалистическая держава (например, США) сильней другой (например, России) или менее сильная.

Ленин наглядно писал: “рабовладелец, имеющий 100 рабов, воюет с рабовладельцем, имеющим 200 рабов, за более “справедливый” передел рабов. Ясно, что применение к подобному случаю понятия “оборонительной” войны или “защиты отечества” было бы исторической фальшью и практически просто обманом простонародья...”

К тому же, в этих условиях имеет значение позиция о “самоопределении” и “аннексии”. Мы признаем, что вопрос Крыма, как и любой подобный вопрос, имеет особенности, но считаем, что коммунистам следует делать упор в пропаганде не на то, кому должен принадлежать Крым (России или Украине), а на то, что ни присоединение Украины к НАТО, ни присоединение Крыма к тому или иному государству не решают основные проблемы трудящихся пока сохраняется капиталистический путь развития.

 

4/ Вопрос отношения коммунистов к новым межгосударственным капиталистическим союзам

Действительность доказывает, что это союзы капиталистических государств, которые вне зависимости от того если в них участвуют правительства, называющие себя левыми, имеют в основе крупные экономические группы и их интересы. Это основа торговых и других экономических транзакций, продвигаемых между государствами членами и в их отношениях с другими капиталистическими странами или империалистическими союзами.

К тому же, мы считаем, что подход к “многополярному миру” как к средству обеспечения мира и народных интересов является ошибочным. По сути, этот подход воспринимает противника союзником, ведет народные силы к выбору империалиста или империалистического союза и наносит вред рабочему движению.

 

 

УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА