Не может быть коммунистической партии при отсуствии марксистско-ленинской ориентации и организационной самостоятельности Опыт Коммунистической партии Люксембурга

  • 07.07.14 19:36

Стремления уничтожить Коммунистическую партию наблюдались уже во времена появления первых работ по теории марксизма. Через четыре года после публикации «Манифеста Коммунистической партии»   в 1852 году мы являемся свидетелями попытки запретить партию коммунистов, которая была еще только на стадии создания, с помощью «Процесса против коммунистов» в германском городе Кёльн.

Почти во всех странах мира буржуазия пыталась помешать развитию сильного коммунистического движения. Попытки эти не прекратились и в наши дни, наоборот: они стали еще более агрессивными и многообразными.  В то же время всегда не прекращались попытки использовать тактику «Троянского коня» - то есть провести ревизию основы марксизма – доктрины классовой борьбы – под предлогом «модернизации» марксистской теории.

 

В Люксембурге Коммунистическая партия со времени ее образования в январе 1921 года пережила не одну атаку реакционных сил. В 20-е и 30-е годы все забастовки и демонстрации заканчивались арестом и обвинением в политическом заговоре именно коммунистов.

 

Такая тщательно подготовленная реакционной буржуазией Люксембурга попытка запретить и распустить Коммунистическую партию и многие левые организации, ссылаясь на вновь принятый закон, провалилась 6 июня 1937 года. В мае 1935 года правительство представило законопроект, озаглавленный «Закон о защите политического и общественного порядка», который вызвал широкое возмущение населения Люксембурга. 23 апреля 1937 года этот закон был принят Национальным парламентом: 34 депутата проголосовали за, 19 – против и один воздержался. Одновременно было принято решение провести Национальный референдум в поддержку этого закона. Коммунистическая партия вместе со многими профсоюзами, социал-демократами, людьми свободных убеждений и дрругим демократически настроенными кругами организовала широкую кампанию с целью разъянить подоплеку этого закона. И в результате на референдуме 6 июня 1937 года 50,57% населения проголосовало против.

 

И даже оккупация Люксембурга войсками фашистской Германии не смогла остановить деятельность Коммунистической партии. В отличии от всех политических партий страны, которые самораспустились, КПЛ приняла решение продолжать свою деятельность в подполье. Люксембургские коммунисты завоевали большое уважение своего народа за свое активное сопротивление фашистским оккупантам.  И хотя партия потерпела громадные и болезненные потери в результате налетов, арестов, тюремных заключений, пыток и убийств, фашистким палачам не удалось уничтожить Коммунистическую партию. После оккупации мы видим КПЛ морально окрепшей и повсюду по стране укрепившей свои ряды новыми бойцами. В период 1945 – 1994 годов КПЛ постоянно имела своих депутатов в Палате представителей (национальный парламент) и в муниципальных советах во многих районах юга страны.

 Причиной, послужившей возникновению серьезных для КПЛ проблем, стали структуральные изменения в экономике страны в период между 1979 годом и 1990-ми годами, а также демонтирование сталелитейной промышленности. Активисты партии приходили в основном из рабочих, занятых на шахтных и сталелитейных предприятий. Эти люди обладали более-менее длительным партийным стажем и определенной марксистской подготовкой.  Но как результат успешного развития движения за мир с начала 80-х годов в партию стало приходить все больше членов из рядов молодежи и интеллигенции. И некоторые из них почувствовали, что они призваны «исправлять» или «улучшать» марксистскую теорию на базе полученных в системе буржуазного обучения знаний.

 

В то время драматического поражения государств реального социализма, победы капитализма в «холодной войне» и реставрации капиталистических общественных отношений в Советском Союзе и других бывших социалистических странах Востчной Европы, КПЛ, всегда твердо стоявшая на позициях солидарности с Советским Союзом и социалистическими странами, оказалась в тяжелом положении, вопрос встал о самом существовании партии.

 

До 1990 года КПЛ финансировала свою деятельность в основном за счет членских взносов и пожертвований друзей партии, пособий депутатов-коммунистов в национальном парламенте и муниципалитетах, а также доходов принадлежавшей партии типографии. После 1990 года у нас остался только один депутат парламента, а после поглощения Германской Демократической Республики Федеративнй Республикой Германии заказы от предприятий ГДР для партийной типографии прекратились с одного для на другой. В этой ситуации серьезная опасность нависла даже над выпуском ежедневной газеты партии.

 

Поражение социализма в Восточной Европе привело к ситуации, когда многие коммунисты утратили мужество. Они были убеждены в историчесих преимуществах социализма над капитализмом, и во многих случаях они не делали различий между своими желаниями и реальностью. И теперь многие из них прекратили свою активную деятельность и даже вышли из партии.

 

1991 – 1993 годы: Ревизионизм под маской «Обновления и Открытости»

Коммунистическая партия Люксембурга серьезно ослабла и была вынуждена приостановить свою деятельность на заводах и на муниципальном уровне. Но на краю гибели она оказалась из-за ревизионистских идей, направленных на уничтожение коммунистического характера партии, ее организационных форм, разрушения марксистско-ленинской базы и сталкивания партии на путь реформизма. Все это проходило под прикрытием «изоляции консерватизма и сектантства». «разрушения жестких структур, в течение много лет сковывающих деятельность партии», «модернизации» партии и превращения ее в «более демократическую» и «более эффективную». Это были основные положения того призыва, который под заголовком «Обеспечим будущее нашей партии и левым силам!» был опубликован  группой «новаторов» в начале декабря 1993 года в период подготовки 27 сьезда КПЛ.

 

Некоторые товарищи откликнулись на этот призыв, так как в то время практичеси все члены партии были неудовлетворены положением партии. С одной стороны, действительно наблюдался дефицит демократии внутри партии, а с другой стороны многие товарищи были рады любой помощи, чтобы предотвратить гибель партии.

 

Наставник группы «новаторов» внутри КПЛ к тому времени уже опубликовал на страницах ежедневной партийной газеты «ZeitungvumLëtzebuergerVollek» целый ряд статей под общим заголовком «Расставание с коммунизмом? Призывы к новому общественному гумманизму». В этих статьях среди прочего он уже выразил соображения о том, что «современная партия, приверженная радикальной общественной демократизации» не может быть «класовой партией» или «партией ленинского типа», так как «в этом типе заложены семена будущих исажений».  Не может эта партия иметь и ОДНУ правильную теорию». Далее, «границы между партиями, границы между партийной формой политической организации и другими формами организации являются отчасти искусственными». Поэтому «очень важно стимулировать преодоление этих границ». Писав эти строки идеолог «-новаторов» уже предвкушал основание межпартийного левого движения, которое появилось позже и в котором предстояло раствориться коммунистической партии, к чему стремились «новаторы».

 

И именно в духе «открытости» коммунистическая газета должна была бы превратиться в «плюралистическую левую газету». Центральный Комитет КПЛ, осуществляющий контроль за деятельностью партии, должен был бы заменен «сообществом редакторов», сотрудничающих с «широким левым кругом инересующихся», а главного редактора заменил бы «новатор».

 

 

«Никто не обладает абслютной истиной» - это было в те времена обычным доводом «новаторов»  в ходе внутрипартийной дискуссии, когда они пытались снова и снова поставить под вопрос марксистско-ленинское учение, его применение к анализу общества, а также и те выводы, которые должна делать из него политика коммунистической партии.

 

С этой целью они любили цитировать Розу Люксембург и Антонио Грамши, используя их как оружие против Ленина и против «твердолобых сталинистов» внутри партии. В своем призыве от декабря 1993 года они потребовали, чтобы КПЛ следовала примеру «обновленной Коммунистической партии Испании и Объединенных левых в Испании, которые сосуществуют без всяких проблем, также как Партия коммунистического возрождения в Италии с ее широким предвыборным союзом, и Коммунистическая партия Франции, ведущая открытую всей стране дискуссию и обновившая себя. Или как Партия демократического социализма в Германии, руководимая Грегором Гизи, который показал нам во время его визита в Люксембург  как левый политик может привлечь внимание публики и прессы.»

 

Хорошо известно, что этот рецепт успеха – «Открытость и обновление», - который обещали в то время членам КПЛ, ссылаясь на политику коммунистических партий, которые пошли по ревизионистскому пути «Еврокоммунизма» в 70-е и 80-е годы – пути, на который КПЛ отказалась ступить – в конце концов привел к «мутации» этих партий. Они отказались от своей марксистско-ленинской ориентации, отвергли классовую борьбу и все больше поддавались влиянию социал-демократии, нео-феминизма и антиглобализма – и в реузльтате провалились.

 

Французская коммунистическая партия (ФКП) потеряла практически все свое влияние среди рабочего класса, тогда как итальянская компартия, имевшая когда-то сильные позиции в парламенте и глубокие корни в рабочем классе, пошла в сторону социал-демократии, поменяла свое название и свою коммунистическую идеологию (но сохранила коммунистическое имущество), и с расколами коммунистов начался сложный процесс новых начинаний.

 

Дебаты внутри КПЛ о ее будущей идеологической и политической ориентации достигли своей кульминации на 27-м съезде парии 19 декабря 1993 года. Попытки «новаторов» изменить ориенацию партии провалились. Три четверти конгресса проголосовало за резолюцию, которая отвергала все маневры, нацеленные на «превращение партии в организацию, неспособную к действиям, на отказ от ее коммунистических идей и марксистской идеологической базы, а также на разрушение ее структур». Резолюция поддержала выборы Центрального Комитета, коорому предстояло восстановить способность партии действовать.

Главные ораторы «новаторов» - среди них и некоторые депутаты – не были переизбраны в состав Центрального Комитета. Тогда 24 «новатора» приняли решение не признавать решение большинства съезда и в феврале 1994 года официально вышли из партии, хотя раньше они всегда требовали «тайного голосования при выборе всех партийных руководителей»,  что кстати и было принято 26 съездом партии в ноябре 1990 года.  Те, кто вышел из партии, основали в марте 1994 года движение «Новых левых», объявленное «межпартийным левым движением», но на практике направленное против КПЛ, стремившееся переманить активистов КПЛ, публично опорочить партию и нанести ей ущерб.

 

Этот раскол не облегчил работу КПЛ. С одной стороны, единственный оставашийся у КПЛ депутат Национального парламента, вышев из партии, не вернул ей своего мандата, с другой стороны, «реформ-коммунисты» из «Новых левых» продолжали использоваться буржуазными СМИ как инструменты борьбы против «твердолобых сталинистов» из КПЛ.  Но внутри своих рядов партия вновь сплотилась на базе марксизма-ленинизма, что было важной предпосылкой    того, что партия окажется в состоянии выполнять свои главные задачи в очень сложные годы, которые были впереди.

1999 – 2003 годы: Предвыборный союз с серьезными последствиями

Весной 1999 года, в период, когда КПЛ еще не оправилась от негативных последствий поражения социализма в «холодной войне» и раскола 1993 года, когда партия еще находилась в очень большой изоляции и не имела никаких шансов на завоевание мандатов на национальном и муниципальном уровнях, расширенный Центральный Комитет КПЛ ( члены и кандидаты в члены ЦК, члены местных партийных комитетов и члены контрольной комиссии ) принял решение принять участие в парламентских выборах в июле 1999 года в рамках предвыборного блока. В этом союзе принимали участие «Новые левые», а также троцкистская организация, члены социал-демократического профсоюза, покинувшего  «Люксембургскую Социалистическую Рабочую партию (ЛСРП), и отдельные деятели левого толка, которые не входили ни в какую партию.

 

Решение принять участие в этом союзе было принято не на теоретической основе, а по тактическим причинам, с целью улучшить шансы КПЛ на парламентских выборах 12 июня 1999 года., а также на муниципальных выборах, которые должны были состояться месяцем позже.  Однако прежде чем принимать решение не было проведено никакой глубокой дискусии о принципах коммунистической политики союзов.

 

Члены ЦК правда сознавали, что партия столкнется с большими пролемами, так как политические, идеологические и даже персональные различия между коммунистами и «новаторами» продолжали существовать. Нельзя было исключить возможности того, что новый партнеры по союзу воспользуются этим сотрудничеством для нейтрализации КПЛ.

 

К тому же недостатком было и то, что у большинства членов партии    не было ни теоретических знаний, ни практического опыта в политике союзов, потому что среди них уже не было тех, кто был свидетелем тех времен, когда заключались местные союзы между коммунистами и социал-демократами на муниципальном уровне. Более того, около трети товарищей вступили в партию после 1999 года.

 

Были также и товарищи, который выступали против любого сотрудничества по принципиальным причинам, так как они отказывались признавать, что избирательный блок коммунистов с социал-демократами и другими левыми силами может быть и полезным – при условии, что компромисс, необходимый при подобном союзе, не идет в разрез с основными моментами идеологии и стратегии. Одна из местных организаций КПЛ даже отказалась выставить список кандидатов на местных выборах и призвала голосовать за социал-демокраическую ЛСРП.  Другие товарищи не хотели брать на себя дополнительный груз и отказались от участия в избирательной кампании.

 

С точки зрения сегодняшнего дня  надо сказать, что этот блок под названием «Левые» («déiLénk») был обречен с самого начала, так как отличающиеся позиции его участников не были окончательно обсуждены в ходе подготовительного процесса.

 

Коммунистам не удалось добиться принятия своего предложения о том, что это сотрудничество должно считаться избирательным блоком организаций. Вместо этого было принято индивидуальное членство. Более того, было решено, что пособия будущих депутатов парламента и муниципальных советов будут направляться на счета «déiLénk».

 

В ходе составления спиской кандидатов было много попыток исключить кандидатуры, предлагавшиеся КПЛ и по возможности свести на минимум число членов компартии в этих списках. По избирательному закону Люксембурга каждый избиратель может  подать свой голос за индивидуальную кандидатуру, а также за партийный список и даже за кандидатов нескольких списков. С другой стороны, закон не позволяет партиям в их списках давать предпочтение отдельным кандидатам. Это  не благоприятствует созданию блока двух или нескольких партий.

 

К сожалению, в ряде случаев махинации против коммунистов оказались успешными.  В эти интриги были вовлечены даже некторые бывшие члены ЦК КПЛ, которые к тому времени уже порвали с партией и публично перешли на другую сторону. Внутри партии появилось чувство недоверия и партия была ослаблена организационно. К тому времени у КПЛ уже были большие финансовые проблемы и трудно было поддерживать типографию и коммунистическую газету. Так что руководству партии пришлось предпринимать большие усилия для сохранения партийного имущества. Это делалось за счет других видов политической деятельности.

 

В результате выборов один кандидат был выбран депутатом национального парламента и несколько общих кандидатов стали депутатами муниципальных советов в городах на юге страны, где был силен рабочий класс. Кандиаты, выдвинутые КПЛ, добились относительно хороших результатов.  Ввиду этого успеха дискуссия о различиях  между участниками блока продолжена не была. Но  закулисные интриги против коммунистов продолжались, и многие все громче выступали с предлженим превратить избирательный блок в политическую партию.

 

Формально этот вариант был исключен всеми участниками уже при создании избирательного блока. Тем не менее становилось все более очевидным, что отдельные группы участников  поставили на повестку дня создание новой партии и таким образом разрушение коммунистической партии. И это могло бы легко произойти, если бы КПЛ во время не отреагировала бы на это.

 

В течение 2002 года руководство партии – некоторе из его членов были одновременно и в руководящих органах «déiLénk» - должно было вновь и вновь отвергать попытки запретить деятельность или даже только лозунги КПЛ во время публичных манифестаций, а также выступления партии по общегосударственным и международным вопросам.  К тому же те члены «déiLénk», которые действовали на международном уровне, систематически старались информировать другие коммунистические и рабочие партии о том, что КПЛ прекращает свое существование.  В некторых случаях в этой антикоммунистической деятельности участвовали и  члены КПЛ, которые впследствие покинули партию.  Так что КПЛ начала возобновлять свои контакты с другими коммунистическими партиями.

 

 

В феврале 2003 года избирательный блок отказалася выставить в назначенному сроку список кандидатов на выборв в парламент в июне 2004 года и гарантировать, что отдельные члены КПЛ будут включены в этот список, хотя коммунисты строго выполнили все взятые на себя  обязательства. Это было начало окончательного разрыва этого блока.

 

Прежде чем выставить свой собственный открытый список кандидатов в апреле 2003 года КПЛ направила письмо «Национальному координационному комитету», сделав последнюю попытку    добиться соглашения по  принятию единого списка с равным представительством кандидатов от КПЛ и «déiLénk». Это предложение «Левые» сразу же отклонили, так как некоторые бывшие «обновители» и «новые левые» надеялись  на легкий успех, если КПЛ не будет участвовать в списке. Но на выборах в парламент в июне 2004 года мандатов не получили ни КПЛ, ни «Левые».

 

 

На парламентских выборах в июне 2009 года КПЛ добилась 2,1% в самом крупном избирательном округе, но не смогла достичь 4%, которые были необходимы для выборов в парламент. В 2012 году КПЛ после 18 лет полного отсутствия депутатов-коммунистов добилась депутатских мандатов в крупнейших (после столицы) городах страны: в Эш/Алцетте (5,25%) и Диффердинген (4,84%) и в городе Рюмелинген (9,29%).

 

С сегодняшней точки зрения мы должны признать что избирательный блок с другими левыми силами, созданный в 1999 году, в очень неблагоприятных условиях мог в то время легко привести к исчезновению КПЛ с политической сцены.

 

Тем не менее этот неудачный опыт не должен быть использован как предлог для отказа от блока с левыми и социал-демократическими силами, так как компромиссы в вопросах текущей политики – и никогда по идеологическим и важным страегическим вопросам – принадлежат к нормальной практике марксизма.

 

Но в вопросах текущей политики союзов в целом и избирательных блоков в частности в любом случае важно не забывать основные положения коммунистического движения. Иначе существование коммунистической партии может оказаться под угрозой.

Вопросы союзов и в частности предвыборных союзов надо анализировать исходя из того, что такие союзы  должны служить задаче формирования классового сознания, завоевания большинства рабочего класса на нашу сторону и увеличения нашего влияния в народных массах.

Более того, мы должны принимать во внимание различные национальные условия и опыт. Это значит, что наши собственные анализы и выводы не могут переноситься автоматически на условия других стран.

 

 

Самый важнвй принцип, который необходимо соблюдать: форма блока для участия в выборах не должна наносить ущерб, или даже только представлять угрозу политической деятельности партии. Организационная и идеологическая автономия (самостоятельность) коммунистической партии должна быть обеспечена. Коммунистическая партия не должна идти на поводу у блока, ее самостоятельная деятельность не должна быть ограничена. Фридрих Энгельс в 1889 году отмечал в письме датскому социал-демократу Герсону Триеру: «Для пролетариата, чтобы быть достаточно сильным для победы в решающий день, необходимо – а Маркс и я повторяем это с 1847 года -  создать отдельную партию, отличную от других и противостоящую им, сознательную классовую партию. Но это не означает, что эта партия не может в отдельные моменты использовать другие партии для своих целей. Не означает это и того, что она не может временно поддерживать меры других партий, если эти меры либо прямо выгодны пролетариату, либо являются прогрессивными с точки зрения экономического развития или политической свободы.» 2

 

И Энгельс продолжает, что он «не в коем случае не стал бы безусловно возражать любому и каждому временному сотрудничеству с другими партиями для определенных целей, при условии что пролетарский характер партии не окажется под угрозой. Дляменяэтоабсолютнаяграница».

 

 *Али Рукерт- Председатель Коммунистической партии Люксембурга

1.   German version: »Marx Engels Werke«, Band 37, Seiten 326 und 327, Dietz Verlag Berlin 1974

English version: Karl Marx and Frederick Engels, Selected Correspondence, Progress Publishers, Moscow, 1975

 

 

УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА