Тезисы РКРП: СОВРЕМЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ КРИЗИСА КАПИ­ТАЛИЗМА И ИХ СПЕЦИФИКА В РОССИИ

  • 03.07.14 14:23

I. Из общей теории кризисов

1. Причины кризисов капитализма заложены в самой природе капитализма, в его основном противоречии -  между  усиливающимся общественным характе­ром производства и  частнокапиталистической формой  присвоения, приводящей к анархии производства в погоне за прибылью. Это означает, что глубинная причина кризиса кроется в противоречии между трудом и капиталом. Когда мы говорим о противоречии между трудом и капиталом, мы, в первую очередь, имеем в виду противоречие между целью капиталистического производства, то есть производством прибавочной стоимости, и применением обобществлённого труда непосредственных производителей, наёмных рабочих, для производства и воспроизводства. Целью капиталистического производства является извлечение прибавочной стоимости. В капиталистическом производстве господствуют анархия и антагонизмы, которые приводят к неограниченному расширению капиталистического производства. Сами капиталистические отношения и цель капиталистического производства становятся преградой тенденции к безграничному расширению производства.

При анархии производства время от времени часть накопленного капитала (в виде товаров, средств производства и денег) не может быть использована как средство эксплуатации, дающее дополнительную прибыль. Тогда происходит замедление, а затем и сужение производства, то есть разворачивается кризис перепроизводства.

2. Указанное выше основное противоречие вызывает стремление каждого капиталиста увели­чить своё предложение на рынке, понижая одновременно свой спрос на средства производства и спрос своих рабочих на предметы потребления путём понижения заработной платы, что при любой модификации капитализма с  определенной регулярностью, связанной с циклом обновления основного капитала, законо­мерно приводит к кризисам перепроизводства. Избежать кризисов при капита­лизме невозможно. Их происхождение объясняется следующими процессами.

3. Капитализм, как известно – это всеобщее товарное хозяйство или, дру­гими словами, – это товарное хозяйство, развитое до такой ступени, когда това­ром становится рабочая сила.Рабочая сила – это совокупность физических и духовных потенций, которые пускаются всякий раз в ход при производстве ма­териальных благ,  это  товар особого рода, который обладает способностью  соз­давать большую стоимость, чем его собственная.

4. В силу стихийной организации товарного капиталистического хозяйства даже если наемным рабочим оплачивается в полном размере стоимость их рабо­чей силы (что бывает крайне редко),  рано или поздно наступает момент, когда объём произведённой товарной массы намного превышает платёжеспособный спрос, значительную часть которого составляет спрос основной части населения, –  трудящихся, другую часть – спрос капиталистических предпринимателей на средства производства.. Наступает кризис. Таким образом, капитализм будучи товарным хозяйством с самого своего рождения оказывается   беременным кри­зисами.

5. Этот факт был специально отмечен ещё в первых программах РСДРП(б) и РКП(б)[1]. «Главную особенность такого общества составляет товар­ное производство на основе капиталистических производственных от­ношений, при которых самая важная и значи­тельная часть средств производства и обращения товаров принадлежит небольшому по своей численности классу лиц, между тем как огромное большинство населе­ния состо­ит из пролетариев и полупролетариев, вынужденных своим экономическим положени­ем постоянно или периодически продавать свою рабочую силу, т. е. поступать в наемники к капиталистам, и своим трудом создавать доход высших классов общества …

Тот же технический прогресс дает, кроме того, предпринимате­лям возможность все в больших размерах применять женский и дет­ский труд в процессе производства и об­ращения товаров. А так как, с другой стороны, он приводит к относительному умень­шению потреб­ности предпринимателей в живом труде рабочих, то спрос на рабочую силу необходимо отстает от ее предложения, вследствие чего увели­чивается зависи­мость наемного труда от капитала и повышается уровень его эксплуатации.

Такое положение дел внутри буржуазных стран и постоянно обо­стряющееся взаим­ное их соперничество на всемирном рынке делают все более и более затруднительным сбыт товаров, производимых в постоянно возрастающем количестве. Перепроизводст­во, проявляю­щееся в более или менее острых промышленных кризисах, за которыми следуют более или менее продолжительные периоды промышленного застоя, представ­ляет собою неизбежное следствие развития произ­водительных сил в буржуазном обще­стве. Кризисы и периоды промыш­ленного застоя, в свою очередь, еще более разоряют мелких произво­дителей, еще более увеличивают зависимость наемного труда от ка­пи­тала, еще быстрее ведут к относительному, а иногда и к абсолют­ному ухудшению по­ложения рабочего класса.

Таким образом, усовершенствование техники, означающее увели­чение производи­тельности труда и рост общественного богатства, обусловливает собою в буржуазном обществе возрастание общест­венного неравенства, увеличение расстояния между имущими и не­имущими и рост необеспеченности существования, безработицы и разного рода лишений для все более широких слоев трудящихся масс».

6. Особо следует подчеркнуть, что стоимость рабочей силы практически ни­когда, ни в одной самой развитой стране мира не оплачивается в полном объёме ценой этого товара, то есть заработной платой. Стоимость рабочей силы опреде­ляется как стоимость средств, необходимых для нормального (соответствую­щего уровню развития научно-технического прогресса, культуры общества и развитости борьбы рабочего класса) воспроизводства и развития физических и духовных потребностей рабочего и его семьи. Надо отметить, что это интуи­тивно хорошо понимали наиболее прогрессивные представители класса буржуа­зии. Например, выдающемуся организатору производства, создателю первых ав­тосборочных конвейеров Генри Форду принадлежат следующие слова[2]: «Мы пла­тим человеку за его работу; сколько должна дать эта работа дому, семье? Сколько ему самому в качестве гражданина государства? Или в качестве отца? Мужчина выполняет свою работу на фабрике, жен­щина - дома. Фабрика должна оплатить обоих … Другими словами, по­сле того, как трудящийся  человек  выполнил свои обязательства по отношению к самому  себе и семье,  после того, как он одел, прокор­мил,   воспитал  и  обеспечил  им  преимущества,  соответствующие  его жизненному уровню, имеет ли  он еще право на  излишки в форме сбережений?  И все это должно ложиться бременем на расчеты нашего рабочего дня? Я  полагаю, что да!»

Форд, конечно, заботился не столько о социальной справедливости в обще­стве, сколько понимал необходимость для производства формирования соответ­ствующего повышенного потребительского спроса, а также понимал опасность для капитализма возможных социальных потрясений. Тем не менее, его позиция была весьма прогрессивной не только для первой половины XX века, но во мно­гом и для нашего времени.

Однако, то, что понимали лучшие, совсем по-другому видят типичные пред­ставители класса буржуазии. Это хорошо иллюстрируется на примере сегодняш­ней России: средняя  зарплата по итогам 2008 года (докризисного) составила около 16 тысяч рублей в месяц, тогда как расчётная стоимость рабочей силы, выраженная в рублях (в зависимости от региона, вида труда, количества детей), составляет от 160 до 240 тысяч рублей в месяц, то есть зарплата на сегодняшний день составляет от 7  до 10% стоимости рабочей силы.

7. Как известно, стоимость своей рабочей силы работник создает в течение необходимого времени, а всю оставшуюся часть рабочего дня, то есть приба­вочное время, он работает на капиталиста, создавая прибавочную стоимость, ко­торая в последующем также перейдёт в товарную массу, которая при стихийной организации капиталистического хозяйства может остаться и время от времени остается без соответствующего спроса. Замечательный пример расчёта степени эксплуатации рабочих на основе статистических данных 1908 года приводит В.И. Ленин в небольшой работе «Заработки рабочих и прибыль капиталистов»: «Сравним теперь заработок рабочих и прибыль капиталистов. Каждый рабочий (уже вычислена выше – от авторов) в среднем (т. е. считая на круг) получает в год заработной платы 246 рублей, а капитали­сту приносит прибыли 252 рубля в год.

Отсюда следует, что рабочий меньшую половину дня работает на себя, а большую по­ловину дня — на капиталиста. Если, например, примем среднюю величину рабочего дня в 11 часов, то окажется, что рабочий получает плату всего только за 5½ часов и даже несколько менее, чем за 5½ часов. Остальные же 5½ часов рабочий трудится да­ром, не получая никакой платы, и вся выработка рабочего за эти пол­дня составляет прибыль капиталистов»[3].

Более подробно вопрос теории реализации Карла Маркса и неизбежного кризиса перепроизводства изложен в работе В.И. Ленина «Развитие капитализма в России»[4]. Здесь Владимир Ильич замечает, что положение Маркса о том, что «последней причиной всех действительных кризисов остаётся всегда бедность и ограниченность потребления масс, противодействующая стремлению капиталистического производства развивать производи­тельные силы таким образом, как если бы границей их развития была лишь абсолютная потребительная способность общества» безусловно верно, но им ни в коем случае (!) нельзя ограничиваться. В образовании внут­реннего рынка роль средств производства неизмеримо выше роли предметов по­требления. Анализ законов обращения постоянного капитала также показывает неизбежность капиталистических кризисов.

8. Таким образом, подчеркнём ещё раз, в ходе стихийного капиталистиче­ского воспроизводства с определенной регулярностью неизбежно наступают та­кие моменты, когда платёжеспособный спрос на предметы потребления и сред­ства производства намного отстаёт от имеющейся массы товаров и услуг. Насту­пает кризис. Другой вопрос – чем определяется длительность периодов между кризисами и насколько возможно их регулирование?

 

II. Некоторые капиталистические меры по стабилизации ситуации и оттягиванию момента начала следующего кризиса

9. Сегодняшние теоретики – апологеты капитализма заявляют, что якобы они нашли способы избегать кризисов посредством государственной организа­ции саморегулируемой рыночной экономики капитализма.

Наиболее известными мерами в этом направлении являются усилия Руз­вельта по преодолению Великой депрессии и так называемая кейнсианская поли­тика. Все эти меры достаточно подробно разобраны в коммунистической теории и однозначно доказано, что и выходы из кризиса, и так называемые бескризис­ные периоды достигаются за счёт более изощрённых и усиленных форм эксплуа­тации трудящихся.

В подтверждение действенности этих мер вспоминают, что таких глубоких потрясений, как всемирный  экономический  кризис 1929 – 1932 годов, в после­военной истории капитализма не было. Действительно ли капитализм нашёл мо­дель бескризисного регулирования и какие новые регуляторы используются для оттягивания кризиса?

10. Считаем необходимым особо подчеркнуть, что, безусловно, в смяг­чении и оттягивании очередных кризисов империализма весьма существенна роль социализма, вернее его влияния. Наличие мощного социалистического ла­геря во главе с СССР, замечательные достижения социализма в области обеспе­чения социальных прав трудящихся заставляли капиталистов во избежание роста недовольства трудящихся внутри капиталистических стран значительно увели­чивать степень оплаты стоимости рабочей силы, а также вкладывать очень зна­чительные средства в развитие государственного социального обеспечения, об­разования, здравоохранения, в научно-технический прогресс и техническое пе­ревооружение, внедрять элементы государственного регулирования экономики  и так далее.

11. Весьма эффективной новой выдумкой капиталистов явилось внедрение образа жизни «в долг». Кредитуется всё, везде, всегда – в больших размерах и масштабах, причём не только отдельные граждане, но и целые фирмы и даже го­сударства. Вместо того, чтобы отдать рабочим полную стоимость их рабочей силы, ее главную часть давали им в долг под проценты и таким образом, обще­ство вроде жило нормально, спрос поддерживался, но долг рос, рос, рос … до определённого предела.

12. Распределение произведённых ценностей с развитием научно-техниче­ского прогресса и ростом производительных сил осуществлялось крайне нерав­номерно. И эта неравномерность нарастала, в том числе в международном мас­штабе. Как отмечал В.И. Ленин в работе «Империализм как высшая стадия капи­тализма»: «Капитализм перерос во всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения горстью передовых стран гигантского большинства населения Земли. … Капитализм выделил теперь горстку … особенно богатых и могущественных государств, которые грабят – простой «стрижкой купонов» весь мир» (Полн. собр. соч., т. 27 стр. 305, 308). Но господам хотелось всё больше и больше. Во второй половине XX века получило новый толчок направ­ление обогащения с помощью так называемого биржево-финансового капитала с всё растущим введением множества разновидностей так называемых ценных бу­маг (акций, векселей, облигаций, ваучеров, государственных казначейских обя­зательств и т.д.).

Не надо думать, что это явилось чем-то принципиально новым или каким-то новым изобретением капитализма, поскольку Энгельс ещё в дополнении к треть­ему тому «Капитала» в главе «Биржа» указывал, что «вместе с этим накоп­лением возрастала и масса рантье, людей, которым надоело постоян­ное напряжение, связанное с ведением дел, и которые хотели только развлекаться или иметь лишь необременительные занятия в качестве директоров и членов наблюдательных советов компаний. И, … чтобы облегчить приложение массы пришедшего, таким образом, в подвиж­ное состояние денежного капитала, ныне повсюду, где этого не было раньше, созданы были новые законодательные формы для обществ с ограниченной ответственностью и были снижены обязательства ак­ционеров до тех пор отвечавших в неограниченном размере …

Отсюда постепенное превращение промышленности в акционер­ные предприятия …

То же самое относительно торговли. …

То же самое относительно банков и кредитных учреждений …

В области земледелия то же самое …

Далее приложение капитала за границей - всё в акциях … и т.д.»[5].

Разнообразных форм паразитического существования в XX в., а тем более в XXI в., появилось великое множество, а степень их интеллектуально-техниче­ского совершенства вызывает даже восхищение. Однако все они укладываются в канву, определённую ещё в XIX веке классиком: « … масса людей, которым надоело постоянное напряжение …».

Так называемые «ценные бумаги», якобы объективно отражающие реаль­ную стоимость производства, на самом деле под ажиотажем рыночных страстей, вздувались в цене, иногда падали, но в длительной перспективе росли, росли, росли.

13. Особо следует отметить, что в эти процессы так называемого роста ка­питализации экономики капитал довольно успешно втягивал (особенно в разви­тых странах) немалые слои трудящихся,  полутрудящихся и служащих. В этом процессе, конечно, огромную роль сыграла пропаганда правящих классов по внушению мечты возможного обогащения, формированию культа потребитель­ства. Российский президент В. Путин, выступая по итогам 2005 г., прямо-таки с восторгом отмечал рекордные (выше всех в мире) темпы роста капитализации российской экономики – аж на 80% за год. Граждане приглашались посоучаство­вать в этом удачном инвестировании экономики через различные паевые инве­стиционные фонды, то есть финансовый пузырь накачивался с прямым участием власти.

14. С развитием информационных компьютерных технологий раздувание ничем не обеспеченных финансовых пузырей приобрело особенно интенсивный характер. Однако момент, когда основные слои населения не смогли оплачивать долговые обязательства и прочие серьёзные покупки, наступил. Пузырь лопнул, пошла первая волна паники, далее процесс стал нарастать лавинообразно, рас­пространяясь как географически, так и вглубь социальной структуры производ­ства (от финансово-банковской сферы к реальному производству).

15. Ещё раз следует подчеркнуть, что основной элемент кризиса перепроиз­водства сохраняется и для нашего времени – платежеспособность основной части населения оказалась гораздо ниже сформированного предложения.

 

III. Российские особенности переживаемого кризиса

16. Российские особенности обуславливаются прежде всего тем фактом, что российский капитализм, уже вступающий в фазу империализма, совсем недавно вышел из периода первоначального накопле­ния капитала. Основной способ образования российских капиталов – это раз­грабление под лозунгом приватизации огромной общенародной собственности, созданной трудом нескольких поколений советских людей во времена социа­лизма (даже законы, по которым разрешалось заниматься приватизацией, а фак­тически – воровством, сплошь и рядом нарушались, поскольку не соответство­вали аппетитам приватизаторов. Всякий капитализм сопряжён с преступностью и коррупцией. Российский же капитализм носит ещё более криминальный, хищнический характер. Это находит своё выражение в следующих фактах.

17. Недоплаты стоимости рабочей силы, как мы уже говорили,  в России чрезвычайно велики: средняя заработная плата составляет всего лишь от 7 до 10% стоимости рабочей силы. В это же время неразвитость профсоюзного дви­жения ослабляет способность превратить этот факт в основание для развёртыва­ния широкой и мощной борьбы трудящихся.

18. Абсолютное большинство российских капиталистов не придерживается нормальной практики воспроизводства капитала и практически не делает амор­тизационных отчислений для восстановления и развития средств производства. Практически эти средства перегоняются в выводимые из экономики доходы соб­ственников (прибыль, отправляемая в оффшоры, зарплаты топ-менеджеров, бо­нусы и прочее). То есть необходимые для нормального ведения хозяйства сред­ства изымаются из  нормального производственного цикла. Чтобы понять о ка­ких объёмах идёт речь, скажем, что официальная статистика оценивает стои­мость основных производственных фондов России на начало 2008 года в 60,4 триллиона рублей, средний коэффициент обновления фондов по видам экономи­ческой деятельности в 2007 г. составлял от 1,9% (производство электроэнергии) до 6,6% (обрабатывающее производство). По нормативам советского времени для обрабатывающего производства коэффициент обновления должен был со­ставлять не менее 13%. Так образом, ежегодные недовложения в реальную эко­номику только по линии амортизации, не говоря уже о накоплении, составляют не менее 6 триллионов рублей. Это один из факторов, объясняющих рост рос­сийских миллиардеров (долларовых),  в  том числе и  в период правления Путина (с 13 в 1999 г. до более 100 в 2008 г.). С одной стороны, нарушение законов вос­производства основного капитала вело к уменьшению загрузки собственных российских мощностей, сокращению количества рабочих мест, что, соответст­венно, уменьшало денежную массу, которая могла бы поступить трудящимся, формируя спрос. С другой стороны, это вело к деградированию основных фон­дов и технического уровня производства, прежде всего высокотехнологичных отраслей. Соответственно, падали объёмы реального производства и оплата ра­бочей силы.

19. Новым  малоизученным  проявлением  российской специфики явля­ется поступление на формируемые рынки огромного количества реальных цен­ностей, которые при социализме не являлись товаром: производственные основ­ные фонды, разнообразная недвижимость, практически весь жилой фонд, земли, леса и так далее. Они превращались в товар без приложения современного труда и, соответственно, раздували обращающуюся в стране денежную массу, которая опять же в основном концентрировалась в руках полюса «сытых». Основной массе населения в утешение преподносились правительственные программы типа «Доступное жильё», которое становилось всё недоступнее (цены в 2007 – 2008 гг. увеличились в 2 раза и составили в Москве и Санкт-Петербурге семь и, со­ответственно, четыре тысячи  долларов за квадратный метр).

20. Сегодняшней России даже по признанию нынешних властей присуща огромная коррупционная составляющая (по некоторым оценкам размер корруп­ционного оборота составляет более трети годового государственного бюджета). Это теневое перераспределение денежных средств ещё раз усиливает перекос в пользу полюса «сытых».

Таким образом, когда нынешние апологеты капитализма говорят, что пере­живаемый кризис имеет абсолютно новую природу, что такого кризиса не было, что это кризис прежде всего финансов, и, мол, никакого перепроизводства нет и прочее, мы должны ответить, что это абсолютно не так. Реальных денежных средств, то есть платежеспособного спроса, у огромной массы населения для нормального воспроизводства явно не хватало, а также российский капитал предъявлял ненормально низкий спрос на средства производства.

Это было  причиной начала кризиса. Толчок же дал лопнувший финансовый пузырь в Америке и последовавшая за этим паника. Сырьевой перекос россий­ской экономики, падение цен на нефть и другое сырьё, огромные внешние долги российских корпораций (более 500 млрд. долларов на конец 2008 г.) усугубляют этот процесс. В России в связи с падением фондового рынка в 3 раза более глу­боким, чем в США (на 75% к марту 2009 г.), и огромными долгами частных кор­пораций, взятых под залог обесценивающихся акций предприятий, не исклю­чены процессы дальнейшего поглощения части национальной экономики более крупным западным капиталом. При этом вряд ли приходится ожидать, что в ре­зультате этого процесса последует оздоровление высокотехнологичных обраба­тывающих и машиностроительных отраслей. Всё говорит о том, что ситуация будет использована для подавления конкурентов и для закрепления зависимого положения топливно-сырьевых отраслей.

Таким образом, подчеркнём ещё раз, что с точки зрения науки мы имеем дело с нормальным кризисом капиталистического перепроизводства в эпоху им­периализма.

 

IV. За чей счёт? (Преодоление кризиса и противоположность позиций коммунистов и оппортунистов).

21. Предугадать детали и глубину развития кризиса весьма трудно. Это за­висит от многих обстоятельств, однако общее направление политики капита­лизма вполне ясно.

Во-первых, капитализм приложит все усилия для того, чтобы уйти от ответ­ственности за развивающийся кризис, переложив всю вину на действительных или искусственно созданных «козлов отпущения». Уже найдены и ещё будут об­наружены финансовые мошенники, совершившие крупные ошибки должностные лица и банковские структуры, и т.д., и т.п. Капитализм готов пожертвовать лю­быми лицами и авторитетами, лишь бы увести от ответственности сам капита­лизм, саму систему построения общественного бытия, опирающегося на частно­капиталистическую форму присвоения.

Во-вторых, уже предлагаются и будут предложены десятки мер, планов, мо­делей «изменения» существующей системы для того, чтобы, что-то изменив, ни­чего не менять в корне, то есть в основании капиталистического строя.

При этом абсолютно ясно, что капитализм по максимуму постарается воз­ложить все тяготы выхода из кризиса на плечи трудящихся. В этих условиях из истории и из практики коммунистического движения известны две тактики ле­вого движения в кризисной ситуации. Оппортунистическое направление в пе­риод кризисов идёт на сглаживание ситуации, занимает так называемую ответ­ственную патриотическую позицию, фактически смыкаясь в политике с вла­стями, спасая капиталистических производителей, отечественныйрынок, при­зывая граждан набраться терпения, проникнуться ответственностью, «не раска­чивать лодку», дабы всем миром пережить тяжёлые времена.

Конечно, оппортунисты вынуждены поддерживать и ряд прогрессивных требований к пра­вительству, как-то: введение мер государственного регулирования, в том числе частичной национализации, сохранение мер социальной поддержки безработ­ных, трудящихся и прочих граждан страны. Однако эти меры носят противоречивый характер и обслуживают главную установку – не допустить широких выступлений трудящихся и снижения прибыли капиталистов.

В России имеется недавний пример именно такого совпадения интересов оппортунистическо-парламентской оппозиции и буржуазного правительства. В 1998 г. в условиях экономического кризиса правительством был объявлен де­фолт, то есть спровоцирована одномоментная девальвация рубля в 4 раза. К этому времени по всей стране наблюдался рост выступлений трудящихся с ос­новными требованиями погашения многомиллиардных долгов по заработной плате. Широта и острота выступлений превосходила все до тех пор известные в новейшей истории России примеры. Протесты приобрели такие формы, как пе­рекрытие автомобильных и железных дорог, в том числе Транссибирской маги­страли, и даже приобрели собственное название «рельсовой войны».

В момент максимального обострения обстановки правительство младоре­форматоров во главе с премьером С. Кириенко было отправлено в отставку, на него свалили всю вину за допущенные ошибки в управлении экономикой, новым премьером был назначен старый, ещё горбачёвский, кадр Е. Примаков, который провозгласил якобы национально-патриотический курс спасения отечественной экономики, был поддержан парламентской оппозицией, в том числе КПРФ, ко­торая делегировала в правительство своего представителя Ю. Маслюкова.

В результате это так называемое правительство «народного доверия» обес­цененными рублями заткнуло многомиллиардные дыры долгов по зарплате, сбило волну народных выступлений, помогло правящему классу и всему буржу­азному строю преодолеть кризис за счёт второго (после 1991 г.) по масштабам в новейшей истории России ограбления народа. Четырёхкратная девальвация рубля помогла несколько оживить российскую промышленность.

Как только наиболее острый период кризиса был пройден (с августа 1998 г. по май 1999 г.), это самое правительство «народного доверия» как выполнившее свою функцию было отправлено в отставку, премьером был назначен министр внутренних дел С. Степашин (с мая по август 1999 г.), а затем его сменил дирек­тор ФСБ В. Путин.

Таким образом, мы имеем перед глазами классический пример переложения тягот выхода из кризиса на плечи трудящихся с помощью так называемой пат­риотической, а по сути – оппортунистической, оппозиции.

Сегодня история повторяется: снова звучат призывы к оппозиции об ответ­ственности, к общенациональному согласию, напряжению всех сил и проведе­нию необходимых кадровых перестановок в правительственно-финансово-эко­номическом блоке и так далее. Эту линию так или иначе поддерживает оппорту­нистическое крыло левого движения. Раздаются советы правительству в широ­чайшем диапазоне конструктивных мер от «выпустить облигации государст­венного антикризисного займа для покупки всеми желающими (и обязательной нагрузкой для капиталистов – авторы до «… необходимы настоящая состоя­тельность в политическом процессе, отказ власти от административного пресса, возвращение выборам их изначальной функции – сопоставления про­грамм и возможности гражданам для свободного волеизъявления». При таких условиях, по мнению лидеров КПРФ[6], «… можно говорить о каком-либо фор­мате взаимодействия и реализации антикризисных мер».

Задача ортодоксальных коммунистов и их тактика в период кризиса прин­ципиально иная. Задача коммунистов –  работать не на сглаживание ситуации, а использовать ситуацию для разъяснения истинных причин кризиса и пропаган­дировать необходимость максимально возможного развития собственной борьбы рабочего класса. Требования коммунистов должны, с одной стороны, содержать предложения по уменьшению давления на социально-экономические права и ин­тересы трудящихся, а, с другой стороны, должны нацеливать сопротивление на завоевание дополнительных степеней свободы борьбы в период ослабления об­щекапиталистической системы.

Вывести рабочий класс из кризиса более организованным, более сплочён­ным, более боеспособным, чем в докризисное время – это задача-минимум ком­мунистов. При определённом благоприятном стечении обстоятельств развитие кризиса в некоторых странах может перерасти в революционную ситуацию, и к этому коммунисты должны быть готовы,   а не пугать себя и трудящиеся массы опасностью социального взрыва. Как говорил В.И. Ленин: «Кто борется на­стоящим образом, тот естественно борется за всё; кто предпочитает сделку борьбе, тотестественно, наперёд указывает те кусочки, которыми он склонен в самом лучшем случае удовлетвориться (в худшем случае он удовлетворяется даже отсутствием борьбы, т.е. мирится надолго с владыками старого мира) …»[7].

22. Сейчас от некоторых деятелей левого движения можно услышать тезис, что мировая система капитализма потерпела окончательных крах, что те выводы, которые общемировое сообщество сделает из кризиса, приведут к созданию со­вершенно другого мира, который уже будет не капитализмом, а чем-то иным, более разумным, совершенным и справедливым, и поэтому задача коммунистов – способствовать этим процессам, требовать движения в эту сторону и тому по­добное. Так, председатель КПРФ Г. Зюганов на пресс-конференции 9 апреля 2009 г. заявил буквально следующее: «Это кризис капиталистической системы в целом. Выход из него – только в социалистическом направлении. Но если наи­более дальновидные политики и грамотные специалисты на Западе это поняли, и уже принимают соответствующие меры на государственном уровне, в наших властных структурах эта тема даже не обсуждается». (Надо отметить, что от компартий западных стран подобных заявлений о социалистической ориентаций их правительств мы не слышали).

Мы позволим себе не только не согласиться, но и выступить резко против подобных высказываний. Ресурсы капитализма далеко не исчерпаны: ни в миро­вом масштабе, ни в разрезе отдельных стран. Более того, сегодня следует при­знать, что одним из главных ресурсов современного капитализма, то есть импе­риализма, является мощная и мутная волна оппортунизма в левом движении. Сам империализм имеет большой опыт и громадные ресурсы для управления процессами формирования общественного мнения. Капиталисты всегда поддер­живали и будут поддерживать те оппортунистические партии, которые по назва­нию и фразеологии более других похожи на революционные организации, будут поддерживать их борьбу с ортодоксальными организациями марксистов. Об­разно говоря, если ситуация прижмет, то капиталисты сами поднимут красный флаг и будут петь «Интернационал» (благо запевалы из оппортунистов, знающие слова пролетарского гимна, у них найдутся), и будут говорить, что они строят современный социализм XXI века.

 

Таким образом, сегодня в условиях переживаемого кризиса и выработки тактики коммунистов в организации борьбы с империализмом, его защитниками и прихвостнями как никогда актуально звучат пророческие слова В.И. Ленина: «Опаснее всего в этом отношении люди, не желающие понять, что борьба с империализмом, если она не связана неразрывно с борьбой против оппорту­низма, есть пустая лживая фраза»[8].

 

*В.А. Тюлькин, Первый секретарь ЦК РКРП-РПК

М.В. Попов, профессор Санкт-Петербургского государственного универ­ситета, доктор философских наук

 


[1] В.И. Ленин. Полное собрание сочинений, том 38, стр.  417 – 419.

[2] Генри Форд. «Моя жизнь».

[3] В.И. Ленин. Полное собрание сочинений, том 22, стр. 25.

[4] В.И. Ленин. Полное собрание сочинений, том 3, стр. 46 - 48.

[5] Дополнение Энгельса к третьему тому «Капитала», II «Биржа».

[6] Смотри материалы пресс-конференции в газете «Правда» от 10 – 13 апреля 2009 г.

[7] В.И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 10 стр. 197.

[8] В.И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 27 стр. 424.

УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА