Империалистические соглашения усугубляют бремя кризиса для зависимых стран

  • 03.07.14 14:20

Неизбежность кризисов при капитализме

Нынешний кризис капиталистического способа производства демонстрирует актуальность марксизма-ленинизма и революционных задач пролетариата и коммунистических партий как его организованного авангарда в классовой борьбе. Всеобщий характер данного кризиса требует безотлагательной разработки единой стратегии коммунистических и рабочих партий для осуществления самых решительных действий в этот напряжённый период, открывающий перед нами новые исторические перспективы.

В своих трудах Маркс, Энгельс и Ленин доказывают, что капитализм, как и предшествующие ему способы производства, не является вечным и содержит противоречия, ведущие к ухудшению условий жизни народных масс и ставящие на повестку дня вопрос о необходимости свержения капитализма революционным путём. Капитализм не способен к стабильному развитию, поскольку ему изначально присущи кризисы перепроизводства и перенакопления, что было описано ещё Фридрихом Энгельсом в «Анти-Дюринге».

Следует также отметить, что в данный момент мы переживаем империалистическую фазу капитализма, разразившийся кризис имеет международный характер, и нет страны, которую бы он не затронул. Как известно и как это ярко доказывает и нынешний кризис, монополии неизменно перекладывают бремя кризиса на плечи трудящихся, сохраняя и преумножая собственные прибыли.

При империализме обостряется неравенство, и проводимая империализмом политика разграбления принимает самые разные формы: это и нещадная эксплуатация трудящихся, и несправедливые торговые сделки, и безрассудное использование природных ресурсов. Засилье сильнейших держав служит укреплению монополистического капитала и приносит огромные прибыли и другие выгоды империалистическим силам. С укреплением монополий обостряются свойственные этой системе противоречия: стремительные процессы развития и роста, характеризующиеся, анархией и неравномерностью,  сопровождаются тенденциями, ведущими к стагнации и распаду.

Концентрация производства и прежде всего капитала в немногочисленных гигантских консорциумах, контролируемых  финансовой олигархией, и концентрация огромных денежных средства в финансовых центрах господствующих держав создают условия для загнивания и паразитизма. В этом характерном для финансовой олигархии паразитизме проявляются основные противоречия эксплуатационного строя, неспособного к решению насущных проблем. И выливаются они в милитаризм, войны и кризисы, раз от раза приобретающие всё большую остроту и напряжённость.

В прозвучавшем на 8 Пленарном заседании ЦК Партии коммунистов отчёте Коллективного руководства высказывается следующая точка зрения на нынешний кризис:

«Национальное бюро экономических исследований (NBER) объявило о том, что с 1 декабря 2008 года США официально вступили в фазу экономического спада. Вначале, то есть в марте 2007 года, этот спад проявился лишь как кризис на рынке недвижимости, кризис кредитов типа subprime. И тогда было сделано всё возможное, чтобы избежать распространения информации, которая позволила бы охарактеризовать его как глубокий экономический кризис капиталистической системы, в самом центре которого оказался империализм США.

Стремительно один за другим объявили о своём банкротстве сектор недвижимости, банки, промышленные предприятия, сектор услуг. Пробил час для всех монополий. За США последовали Англия, Япония, Европейский Союз и зависимые от них капиталистические страны.

На начальном этапе делались попытки представить этот кризис как локальный кризис финансово-кредитной системы США, которым оказались затронуты лишь  финансовая корпорация «Нью-Сенчери», банк «Бэр Стернз», немецкий промышленный банк IKB, «Меррилл Линч», «Сити-Групп», «Морган Стенлей», «Голдман Сакс», «Оиман Брадерс», «Хайпо Риэл Истэйт» и Банк оф Америка. В определённой степени это действительно так, однако не следует забывать, что речь идёт лишь о первом проявлении кризиса, который однако не ограничивается территорией, а имеет всемирный характер, Он охватывает не только денежно-кредитную сферу, но и всю систему в целом. И не только систему неолиберализма, но и всю капиталистическую и империалистическую систему в целом.

Можно также  сказать, что всемирное денежно-кредитное банкротство – это первое проявление тотального кризиса капитализма. Лопнул денежно-кредитный мыльный пузырь, и всё, что за этим последовало, было вполне закономерно.

…Этот всемирный кризис представляет собой кризис всего капиталистического способа производства; он гораздо глубже и острее кризиса 1929 года, так как сегодня не наблюдается тех возможностей для стабилизации капитализма, что имелись в 1929 году, а также потому, что он совпал с целым рядом других кризисов -  энергетическим, производственным, экологическим, продовольственным и политическим. Последствия данного кризиса ударят по гегемонии США, которая была достигнута благодаря контрреволюции в СССР и социалистическом лагере.  Подобно тому, как обрушиваются биржевые индексы, рушатся и мифы, на которых держался монетарный  фундаментализм неолибералов, предрекавший смерть  марксизму и коммунизму». [1]

 

Абсолютная правильность марксистко-ленинской теории  об империализме как высшей фазе капитализма

 

Контрреволюция в девяностых годах прошлого столетия проявилась не только во временном отступлении от курса социалистического строительства среди рабочего класса и народов СССР, ГДР, Польши, Чехословакии, Югославии, Болгарии Румынии, Венгрии, Монголии Албании и активно протекавших процессов в Афганистане, Эфиопии и Йемене. Она обозначила шаг назад во всемирном рабочем движении на фоне капиталистической реструктуризации, известной как «неолиберализм», а также на фоне войны в Ираке и попыток превращения Латинской Америки в эксклюзивную зону влияния империализма США. Именно этот контрреволюционный путь «конца истории» помог создать и привести в действие Североамериканское соглашение о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой.

Когда же народные и революционные силы начали перестраиваться и укреплять свои ряды, на помощь империалистам поспешили разные идеологи оппортунистического и реформистского толка. Было развязано яростное наступление против концентрации рабочего класса, вдруг заговорили о конце труда и появлении на общественной арене новых активных субъектов. Была выдвинута также идея не-власт, возникло «новаторское» игнорирование вопросов государства и взятия власти. В рамках другой кампании заговорили о политической партии рабочего класса, реанимируя «доктрину спонтанности» и концепцию общественных движений, стремясь отделить политику от социальных вопросов и от экономической борьбы. Но самые опасные идеи прозвучали в дискуссии об империализме, начатой Негри и Хардом. И хотя сейчас, по истечении десяти лет, ощущается необходимость в большей систематизации этих дискуссий, однако и без того ясно, что скоординированно или спонтанно идёт наступление на основные положения марксизма-ленинизма и применяются выдуманные много лет назад аргументы как из анархистского набора, так и из набора Бернштейна и Каутского.

Разумеется, всё это отрицательно сказалось на ходе обострившейся в последнее время классовой борьбы и на формировании массового движения против капиталистического господства и войны. Тем не менее, к этому курсу примкнули современные оппортунистические силы, и здесь достаточно привести пример Партии европейских левых, которая сотрудничает с капиталом, и всех тех, кто принял решение о подчинении и интегрировании в империалистические структуры, такие как Европейский Союз. Сюда же можно отнести и многие «обесцветившиеся», а в прошлом левые коммунистические, организации, работающие на территории Латинской Америки, к примеру, Партию демократической революции в Мексике, которая принимает Североамериканское соглашение о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой и предлагает внести него лишь небольшие поправки, что никоим образом не меняет империалистического характера данного соглашения.

Как известно в своём великом теоретическом произведении «Империализм как высшая стадия капитализма» Ленин представил основные черты, присущие капитализму при его переходе из стадии свободной конкуренции в стадию монополистического капитализма:

«1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами» [2]

Вместо этого оппортунисты и реформисты обращаются к старым идеям Карла Каутского об ультраимпериализме, рисуя ложные перспективы «естественного» мирного развития и завершения капитализма. Тем самым они стараются оправдать грабительские войны, расхищение богатств и захваты территорий при помощи аргументов, к которым прибегали ещё средневековые крестоносцы, говоря о войне Запада и цивилизации против варваров, о войне «хороших» против «плохих».

Сегодня мы стараемся лишь показать прецедент, который опровергается нынешним кризисом, как опровергаются и дешёвые лозунги оппортунистов и реформистов, внушающие левым силам, что левое движение сегодня должно выступать как движение без насилия, современное, умное, гибкое и открытое для сотрудничества, чтобы занять своё место в совете управляющих интересами капиталистов, то есть в государстве.

Марксистско-ленинская теория империализма имеет для нас жизненно важное значение, если мы хотим объяснить, почему международные  торговые соглашения  и межправительственные проекты, которые принято представлять как своеобразный спасательный круг, на поверку оказываются тяжёлым камнем на шее тех народов и стран,  которым в империалистической цепочке отводится подчинённое положение.

Экспансионистские планы и планы по насаждению гегемонии империализма в Латинской Америке: опыт Мексики

Североамериканское соглашение о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой (НАФТА) вступило в силу в 1994 году. Пятнадцать лет спустя выводы самые неутешительные: существование НАФТЫ и инициативы по распространению действия Американской зоны свободной торговли (ALCA) на весь континент являются выражением империалистической политики в действии, какими бы лозунгами она ни прикрывалась.

Предпринимаются попытки, нацеленные на то, чтобы охватить этим Соглашением всю Америку. И, несмотря на крупное фиаско, которым закончилась инициатива США по подписанию всеобщего соглашения, нет сомнений в том, что США не отказываются от намеченного и продвигают свою идею посредством заключения двусторонних и региональных соглашений, сопровождая данную инициативу военными договорами и соглашениями пресекающего характера.

Нельзя не подчеркнуть, что первое поражение ALCA было вызвано широким народным, общественным, политическим и вооружённым сопротивлением. Также следует отметить ведущую роль кубинской революции, которой удалось на Встречах стран полушария против ALCA сплотить в единый фронт рабочие и крестьянские движения, общественные силы, интеллигенцию и деятелей культуры, организуя в масштабах континента различные встречи и реализуя конкретные планы действий. Большое значение имела и Боливарианская инициатива в Венесуэле. А самую решающую роль в этой борьбе сыграло колумбийское сопротивление против «Плана Колумбии» и «Патриотического плана», и основная заслуга в этом принадлежит FARC-EP. Растущее неприятие рабочим классом Мексики, крестьянами и коренными жителями планов NAFTA способствовало тому, что народы осознали, какие опасности их ожидают в случае принятия ALCA[3].

Прибегая к такому эвфемизму как свободная торговля[4, США стремятся обеспечить себе гегемонию в Латинской Америке, противопоставляя себя таким образом Европейскому Союзу. Кроме этого соглашения  данная стратегия включает в себя также CAFTA (Соглашение о свободной торговле в Центральной Америке), план Пуэбло-Панама, ASPAN (Альянс для безопасности и процветания в Северной Америке) и двусторонние соглашения. Дополняют их проекты и планы пресекающего характера, такие как «План Колумбия» и «Инициатива Мериды», а также размещение повсюду военных баз США  [5] и возрождение Четвёртого флота

 

Благодаря пассивности прогрессивных сил, явившейся следствием  деидеологизации, империализм получил возможность принарядиться и постарался во имя «свободы», «демократии», «свободной торговли»,  «взаимозависимости» и «нового мирового порядка» задушить всякое сопротивление американской политике господства в Латинской Америке. Именно в условиях международной контрреволюции было навязано соглашение НАФТА, которое исследователи и учёные называют соглашением о купле-продаже Мексики[6] и которое по своим последствиям сравнимо лишь с Договором Гваделупе-Идальго, результатом которого стало  катастрофическое усечение суверенной территории Мексики после несправедливой войны 1847-1848 гг. и  легализации аннексии 2.263.866 кв.км. мексиканской территории. За пятнадцать лет своего существования НАФТА разрушила мексиканские крестьянские хозяйства, страна лишилась продовольственной самодостаточности и национальной производственной базы, а на земле и в секторе природных ресурсов, прежде всего энергоресурсов, воцарились монополии США. Природный газ уже находится в руках иностранных компаний. Монополиям удалось вторгнуться в отрасли, традиционно находившиеся под государственным контролем по решению, принятому в ходе буржуазно-демократической революции 1910 года, например, в электроэнергетический и нефтяной секторы.

В числе иных последствий следует указать ужесточение расхищения и эксплуатации, безработицу на селе и в городе, постоянную миграцию.

Мексиканский капитализм находится в полной зависимости от империализма. Это главный и почти единственный покупатель добываемой нефти, почти единственный покупатель нашей экспортной продукции, а также второй по значимости источник наших финансовых доходов, то есть денежных переводов мексиканских мигрантов, работающих на чужбине, при том, что эти переводы сократились на 3% по сравнению с ноябрём 2008 года.

С момента прихода на пост президента Республики Фелипе Калдерона состояние экономики страны неуклонно ухудшается, и происходит это, в основном, за счёт трудящихся. «Президент занятости», как он любит называть себя, не сделал абсолютно ничего, чтобы реально поднять уровень жизни трудящихся.

Сейчас, когда стало известно, что в 2009 году в условиях спада рост национальной экономики будет практически нулевым[7] и в соответствии с разными источниками составит порядка 0,5%, федеральное правительство полностью посвятило себя реализации различных проектов, направленных на укрепление доходов семьи, покупательской способности трудящихся и занятости, но, как ни странно, все эти действия сориентированы на получение значительных финансовых средств частными компаниями.

Меры федерального правительства не нацелены на реальное решение проблем трудящихся, а ситуация в экономике продолжает обостряться. В прошлом году инфляция достигла 6,53%, то есть вдвое превысила прогнозы, а в нынешнем году по оценкам правительства она составит 6,28%; девальвация песо по отношению к доллару превысила 38% в период с января 2007 года по февраль 2009 года, а спад ВВП в июле 2008 года составил 1,2%.

Невыполнение действующего трудового законодательства выражается по-разному, в частности это могут быть предписания по выходу на работу при проведении забастовок. Число таких предписаний выросло на 46,33%, а именно с 7.390 в 2006 году до  10.814 в прошлом году, а в январе этого года, то есть всего за один месяц, их число уже достигло 1.162. В большинстве случаев оформление таких предписаний, как и проведение забастовок, связано с требованием повышения заработной платы, но на практике никому пока не удалось преодолеть ограничительную планку максимального увеличения зарплаты, которая в этом году согласно министру труда Хавьеро Лосано Аларкон не превысит 6%.

Всё это свидетельствует о возрастающем недовольстве трудящихся состоянием трудовых отношений. Действительно, в среднем всего от 25 до 40 предписаний о выходе на работу ведут к забастовкам, но  порой их социальные и экономические  последствия затрагивают крупные регионы или целые отрасли. К примеру, забастовки в Таско в штате Гереро, в Собререто в штате Сакатекас, в Мет Мекс Пеиолес в штате Коауила и в Кананэа в штате Сонора имели национальный и международный резонанс.

На селе ситуация ещё более драматичная. Согласно данным Трудового университета Мексики на протяжении последних 12 лет в сельских районах число рабочих мест сократилось на два миллиона, в условиях бедности живёт 85,5% населения, из которых 55,3% ведут нищенское существование. Миграция из аграрных районов стала массовым явлением: в 45% крестьянских семей как минимум один из членов семьи проживает в США, а в 80% крестьянских семей один из членов семьи покинул родную  общину.

НАФТА ещё более усугубляет экономическую зависимость Мексики, что приводит к катастрофическим последствиям. В целях стабилизации курса национальной валюты, пострадавшей в результате спекулятивных операций, страна потратила более 20 миллиардов долларов из резервов Банка Мексики. Рабочий класс по-прежнему страдает от спекулятивного взвинчивания цен на продукты питания[8]. Огромные накопившиеся долги привели к банкротству  10.250 предприятий и компаний. Мексиканские трудящиеся лишились 53 миллиардов песо из своих пенсионных сбережений в результате необдуманных инвестиций в международные финансовые инструменты, а это значит, что было расхищено 10% их сбережений. Сокращение занятости в строительной индустрии США заставит вернуться на родину более трёх миллионов мексиканцев.

После года стагнации мексиканская экономика вступила в фазу реального спада, и последствия кризиса дают знать о себе и в производстве, и в денежно-кредитном секторе, и в фискальной сфере и на рынке труда. Промышленное производство в январе 2009 года сократилось на 11,1% . В период с января по февраль общий объём экспорта сократился на 30,5%, экспорт нефти на 55,3%, а экспорт промышленной продукции на 25,9%. Доходы в бюджет федерального правительства уменьшились 9,9% как следствие спада в производстве нефтепродуктов и низких налоговых доходов в период с января 2008 года по январь 2009 года. В первые два месяца 2009 года сократился выпуск автомобилей – с 340.036 до 189.080. В швейной промышленности наблюдалось спад на 31,5%, то есть с 6,299 миллиардов долларов до 4,313 миллиардов долларов в период между 2007 и 2008 годами.

Несмотря на то, что на протяжении трёх десятилетий идёт систематическое разграбление сбережений трудящихся, по-прежнему сохраняется ограничение на максимальную зарплату, чтобы   сократить расходы предприятий на оплату труда. А бесконечно растущие спекулятивные цены на продукты питания ещё более увеличивают ту пропасть, что наблюдается в доходах населения из-за растущей инфляции. К неуклонно снижающейся покупательной способности добавляется ещё и проблема сокращения рабочих мест. В 2009 году не только не будет создано новых рабочих мест для молодых, только что вышедших на рынок труда, работников,  более того, сократится число уже существующих.  Если учесть, что по подсчётам Банка Мексики экономически активное население страны вырастет на 1.3 миллиона человек, а число рабочих мест согласно подсчетам министерства финансов и кредитов сократится на 300.000, получается, что дефицит занятости составит не менее 1,6 миллиона человек. Мы, однако, полагаем, что реальная утрата и дефицит рабочих мест будет гораздо больше прогнозируемых ввиду наблюдающейся тенденции к снижению официальной занятости  начиная с 2008 года по настоящий момент. Согласно данным Мексиканского института социального страхования с октября 2008 по февраль 2009 года работу потеряли 538.068 трудящихся, то есть ежемесячно ликвидировалось 107.600 рабочих мест. В указанный период с октября 2008 по февраль 2009 года только в одном секторе экспорта швейных изделий (который сильнее других пострадал из-за экономического спада в США и девальвации национальной валюты) было ликвидировано 64.404 рабочих мест. В лёгкой промышленности в 2008 году ликвидировано 40 тысяч рабочих мест и закрылось 350 предприятий. В добывающей отрасли ликвидировано 2.000 рабочих мест непосредственно в самой отрасли добычи и ещё 20.000 рабочих мест в смежных отраслях, а 2.500 человек оказались искусственно безработными. В сахарной индустрии в 2008 году по имеющимся данным число рабочих мест сократилось на 10.000 как следствие либерализации импорта сахара, предусмотренной Североамериканским соглашением о свободной торговле. В период кризиса ещё более усиливается чувство неуверенности в завтрашнем дне: предприниматели используют сегодня такой механизм как «искусственная безработица», что позволяет им гибко реагировать на нужды рынка и сокращать объёмы производства при уменьшении спроса на их продукцию, нисколько не заботясь о сохранении рабочих мест. На деле предприниматели помимо применения механизма искусственной безработицы широко используют и другие инструменты - сокращение заработной платы, отказ от выплаты пособий, - и, в конце концов, просто увольняют трудящихся. Например, компания General Motors после внедрения механизма искусственной безработицы уволила около 600 работников. Кроме урезания заработной платы, а также  искусственной и полной безработицы самые малоимущие трудящиеся страны продолжают нести на своих плечах тяжелейшее бремя налоговых отчислений. В период с января по сентябрь 2008 года работники, получавшие десять минимальных зарплат, выплачивали налогов федеральному правительству больше, чем те, оклад которых превышал минимальную зарплату в сто и более раз. В результате безработицы, урезания заработной платы, непомерно высокого налогообложения трудящиеся попали в долговую кабалу, а неуверенность в завтрашнем дне обернулась проблемами со здоровьем и несчастными случаями на рабочем месте.

 

 

Старые рецепты в новом исполнении

 

Империалистические сговоры обрекают на жалкое существование не только рабочих Мексики, но и рабочих всего мира, и доказывают о том, что основным противоречием нашей эпохи является противоречие между капиталом и трудом. Мексика – зависимая страна, однако это не отменяет факта существованияο национальных монополий, которые экспортируют свои капиталы. В качестве примера можно указать  CEMEX, TELMEX, Televisa, Grupo Elektra, Televisión Azteca и нельзя не отметить, что такому экспорту особенно благоприятствовала НАФТА.

Сегодня эти монополистические концерны в полном согласии с США выступают сегодня с утверждениями о необходимости государственного вмешательства, открыто отказываясь от тех доктрин, которые они яростно отстаивали в девяностые годы, то есть тогда, когда им была на руку приватизация государственного сектора экономики. В связи с этим ЦК Партии коммунистов Мексики даёт следующий анализ:

«…очень важно глубже рассматривать данный вопрос с нашей классовой точки зрения, опираясь на марксистско-ленинскую идеологию, и обличать любые попытки  капиталистов найти выход из сложившейся ситуации, даже если они прибегают к таким уловкам как «капитализм с человеческим лицом».

Нам, коммунистам, абсолютно ясно, что нынешний кризис есть проявление непреодолимых противоречий конкретного способа производства и все его черты указывают на кризис перепроизводства и перенакопления с охватом всей мировой капиталистической системы. Мы отвергаем утверждения о возможности проведения реформ неокейнсианского типа.В данной фазе мы должны ставить перед собой задачу достижения социалистической революции и работать именно в этом направлении, открывая перед рабочим классом и народами реальные перспективы.

В период хаоса ищут козлов отпущения и на скамью подсудимых отправляют неолиберализм, и делают это его же вдохновители и создатели. Для этого им приходится отказаться от своих аргументов двадцатилетней давности, от утверждений о конце идеологий и о non plus-ultra свободы и демократии. Колесо истории беспощадно в своём движении, ведь два десятилетия – это всего лишь краткий миг на часах истории человечества, и некогда пышный и всепобеждающий дискурс неолиберализма сегодня попахивает гнильцой. В очередной раз государство пыжится и предпринимает отчаянные попытки для предотвращения полного банкротства. Ведущие средства массовой информации вновь объясняются в любви государству и ведут дискуссии о необходимости протекционизма. Приватизация уступает место национализации. Но всё это создаёт опаснейшие иллюзии, поддерживаемые социал-демократией, которая считает прогрессивными меры, принятые сначала Бушем, а затем Обамой, и делает ставку на капиталистические реформы в целях создания нового государства социального благосостояния»[9]

Два века борьбы за независимость: наша перспектива - социализм

На 10-ой Международной встрече коммунистических и рабочих партий в Сан-Паулу некоторые из принимавших в ней участие партий  одобрили Декларацию о двух веках независимости Латинской Америки и Карибского региона[10]. В Декларации освещается борьба против испанских колонизаторов и подчёркивается необходимость выполнения задачи по достижению второй и окончательной независимости, которая была сформулирована на Совещании коммунистических и рабочих партий Латинской Америки, состоявшемся в 1975 году в Гаване.

Освободительные процессы XX века, в том числе мексиканская революция 1910 года и кубинская революция 1959 года, позволяют классифицировать нынешние процессы, как вписывающиеся в диалектику антиимпериализма и социалистической революции. Однако, несмотря на свой освободительный характер, эти прогрессивные процессы зачастую заканчиваются   возвратом к господству эксплуатирующих классов. Один из таких примеров – это мексиканская революция, заставляющая нас задаться вопросом: какой смысл в том, что государство контролирует 70% экономики, если государство это буржуазное?

Великая Октябрьская социалистическая революция указала нам правильный курс и положила начало эпохе перехода от капитализма к коммунизму. Сегодня постановка задачи экономического освобождения зависимых стран невозможна без взятия политической власти рабочим классом и строительства социалистического общества, что предполагает существование коммунистических партий и марксизма-ленинизма, идеологии класса, идущего в авангарде современности.

 


* Марко Винисио Давила Хуарэс- Директор «Эль Коммуниста», печатного органа Центрального комитета Партии коммунистов.

 

[1] Кризис капитализма и долг коммунистов Мексики. Отпечатанное на ротаторе издание ЦК Партии коммунистов, март 2009

[2] В.И.Ленин «Полное собрание сочинений», том  27, с. 386

[3] Невозможно забыть о том, что большое значение имели восстания против НАФТЫ коренных жителей и мексиканских крестьян как раз в тот день, когда соглашение вступило в силу 1 января 1994 года. Эти вооружённые бунты были подготовлены силами EZLN, Сапатистской армией Национального освобождения и со всей суровостью продемонстрировали, что данное империалистическое соглашение есть не что иное как смертный приговор индейским народам.

[4] Всем известно, что капитализм уже перерос стадию свободной конкуренции.

[5] Недавно в Колумбии, в Паленкеро была создана новая военная база, которая явно ориентирована на продолжение кровавой войны против братского народа и его революционных сил. Эта политика охватывает Анды, регион Карибского моря и Центральную Америку и среди прочего свидетельствует о том, что нынешний президент США идёт по пути, проложенному его предшественниками. Обама одобрил выделение той суммы, которая была обещана Бушем на реализацию «Инициативы Мериды», тем самым дискредитируя левые оппортунистические силы Мексики, которые заявляют о наступлении новой эпохи и которые с радостью приветствовали избрание на пост президента представителя Демократической партии США.

[6] В их числе и академик Джон Сакс Фернандес, который так и назвал своё исследование, в котором он доказывает, что НАФТА равнозначна аннексии Мексики и является логическим завершением экспансии, начатой в 1847 году, когда была развязана война против Мексики, аннексирован Техас и скуплен ряд других районов страны, например, Луизиана. В своей книге «Купля и продажа Мексики» он пишет: «Приобретение Луизианы и Договор Гваделупе 1848 года сыграли решающую роль в превращении США в мощную державу в масштабах континента, полушария и всего мира в целом, что было обусловлено географическими масштабами и изобилием ископаемого сырья, прежде всего нефти, которыми так щедро наделила природа эти территории».

[7] По меньшей мере, странно, что правительство и буржуазия вели пропагандистскую кампанию, утверждая, что кризис США нас не затронет и что любые негативные последствия в экономике следует рассматривать, как результат деятельности провокаторских групп, специализирующихся на подрывной деятельности

[8] Минимальная зарплата увеличилась 12,6%, а цены на продукты выросли на 339,4%, цена на кукурузу и курятину – на 243,4%, растительное масло - 107,7%, рис - 139%, соль - 77,2%, белый хлеб - 53%, тортия - 42,8%, цена на пшеничную муку - 54,4%, чёрную фасоль - 35,5% и яйца - 49,8%.

[9] Кризис капитализма и долг коммунистов Мексики. Отпечатанное на ротаторе издание ЦК Партии коммунистов, март 2009 года

[10] 10-ая Международная встреча коммунистических и рабочих партий, издание Компартии Бразилии

 

 

УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА