Пролетарский интернационализм, как необходимое условие борьбы с буржуазией

  • 03.07.14 12:03

Национализм, как определенная структурированная идеология, проявился в ХIХ веке и, наряду с либеральными теориями этого периода, долгое время развивался в определенной связке с ними, как фактор борьбы с пережитками феодальных отношений. По мере развития марксизма неизбежно вставал вопрос об отношении к этой, достаточно популярной по ряду политических и исторических причин, идеологии. Национальному вопросу посвящено достаточно много работ Маркса, Энгельса, Ленина. Концентрированный результат этого отношения был выражен в известном лозунге «Пролетарии всех стран соединяйтесь!».

Вместе с тем, Великая Октябрьская революция и послереволюционная борьба показали, что влияние идеологии национализма на умы и настроения широких народных масс недооценивалось революционерами, и это, наряду с вооруженным сопротивлением национального и международного капитала, привело тогда к поражению рабочего класса в таких странах, как Финляндия, Латвия, Польша. А затем, на фоне мирового капиталистичееского кризиса, способствовало приходу к власти фашистских и национал-социалистических партий в Италии и Германии и установлению фашистских диктатур в ряде лругих стран Европы.

Именно всплеск национализма стал одной из главных причин разрушения первого и самого мощного социалистического государства - СССР.

Именно национализм и сегодня является главным препятствием сплочению и солидарности трудящихся в ряде стран бывшего СССР и Восточной Европы.

И есть серьезные основания полагать, что именно к национализму, как универсальному орудию борьбы с революционным движением, могут прибегнуть буржуазные правительства многих стран, так кичащихся сегодня своей политкорректностью, мультикультурностью и прочими либеральными ценностями.

 

Исторический фундамент интернационализма СПЛ

(1904-1906)

В июне 1904 года в Риге состоялся первый съезд Латышской социал- демократической рабочей партии (ЛСДРП), «идейной и юридической наследницей которой является СПЛ» (1).С момента своего основания, боевая партия латышского пролетариата формировалась на прочной основе пролетарского интернационализма, вела непрерывную борьбу с буржуазным национализмом.

Кровавые события 9 января 1905 года, вылившиеся в буржуазно- демократическую революцию, послужили началу первого массового выступления трудящихся Латвии, проявлению интернациональной солидарности. ЦК ЛСДРП обратился к рабочим: «Теперь, когда снег петербургских мостовых обагрен кровью наших товарищей, позорно работать и лить пот на благо наших эксплуататоров. В этот важный момент наша обязанность, обязанность всех трудящихся, бросить работу и присоедениться к петербургским товарищам! Мы объявляем всеобщую стачку!» (2). Опыт совместной интернациональной борьбы в ходе революции был одним из решающих факторов, который нанес сокрушительный удар господствовавшей до этого в партии позиции федералистов, «оппортунизму в федералистической форме». (3) Уже в марте 1906 года, в «Тактической платформе к объединительному съезду РСДРП» В.И.Ленин указывал: «...необходимо принять самые энергичные меры к скорейшему слиянию всех национальных социал-демократических партий России в единую Российскую социал-демократическую рабочую партию..» (4). На ленинских принципах состоялось объединение ЛСДРП с РСДРП в соответствии с «Проектом условий объединения Латышской социал- демократической рабочей партии с РСДРП», который был принят на IV съезде РСДРП. Окончательно вопрос о слиянии был решен на III съезде ЛСДРП, и в июле 1906 года ЛСДРП стала территориальной организацией РСДРП, получив название Социал-демократия Латышского края (СДЛК).

 

Революционный опыт: победы и поражения

(1914-1920)

К началу Первой мировой войны СДЛК твердо стояла на ленинских позициях, действовала под лозунгом превращения войны империалистической в войну гражданскую.

В 1915 году, по инициативе местной национальной буржуазии, пытавшейся защитить свои классовые интересы, вытеснить немецкую буржуазию и дворянство с занятых ими экономических и политических позиций в Латвии, были созданы национальные вооруженные формирования - латышские стрелковые части.

После февральской революции 1917 года, латышские капиталисты надеялись, что национальные стрелковые части встанут под знамена буржуазного национализма и сепаратизма. Однако, этого не произошло. Всю войну СДЛК вела постоянную агитацию в стрелковых частях, разъясняя марксисткую постановку национального вопроса, отстаивала интернационалистскую позицию сплочения трудящихся. В мае 1917 года состоялся съезд латышских стрелков, на котором была принята предложенная ЦК СДЛК резолюция, засвидетельствовавшая необходимость братания с немецкими солдатами, необходимость бороться с капиталистами всех стран. Съезд также, заявил: «Нашим лозунгом и ныне является призыв революционной демократии: всю власть Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» (5). Съезд ознаменовал появление красных латышских стрелков - верных солдат революции.

Решительный отпор сепаратизму был дан и на V съезде Социал- демократии Латвии (СДЛ - так с июля 1917 года стала называться СДЛК). Съезд подчеркнул, что: «пока решающее слово в жизни государства и отдельных единиц не принадлежит пролетариату, до тех пор всякое политическое и экономическое обособление задерживает...развитие, идет на пользу буржуазии, препятствует международному объединению пролетариата в борьбе за социализм» (6). 16 октября чрезвычайная конференция СДЛ постановила: «...пролетариат Латвии должен поддерживать самое тесное единство с рабочими революционного Петрограда и Москвы, ставя перед собой задачу во всем, всеми силами и средствами поддерживать борьбу российского пролетариата за государственную власть» (7).

Как только рабочие Латвии узнали о победе вооруженного восстания в Петрограде, Советы, в неоккупированной немецкой армией части Латвии стали брать власть в свои руки. На выборах во Всероссийское Учредительное собрание за кандидатов-большевиков в Лифляндии проголосовало 72% избирателей. В латышских стрелковых полках за кандидатов от партии большевиков, в списке которых первым было проставлено имя В.И. Ленина, проголосовало 96,5% избирателей(8).

Необходимо отметить, что к середине февраля 1918 года свой интернациональный долг на территории Советской России выполняло около 5,5 тыс. красных латышских стрелков, в том числе 6-й Тукумский полк, находившийся в распоряжении советского правительства, части которого охраняли Смольный (впоследствии и Кремль). На неоккупированной территории Латвии в тот момент было 9,5 тыс. стрелков. Однако, к концу февраля вся территория Латвии оказалась оккупированой немецкими войсками. И вновь, по призыву ЦК СДЛ революционные стрелки принимают решение: «... латышские стрелки не должны складывать оружие и капитулировать перед милитаристами Германии, а необходимо присоедениться к пролетарской армии России».(9) В Россию отступили все без исключения латышские стрелковые части. Уже к апрелю была сформирована Латышская советская стрелковая дивизия - одно из первых национальных формирований молодой Советской Республики.

В ноябре 1918 года, после революции в Германии, Советское правительство аннулировало Брестский договор. У трудящихся Латвии появилась надежда на завоевание советской власти, построения первого государства рабочих и крестьян.

Это понимали и империалисты Антанты и США. При их непосредственном участии («...решающим фактором оказалась ненависть Англии к большевизму»), (10) на оккупированной немецкими частями территории Латвии, 18 ноября, было провозглашено создание буржуазной Латвийской республики, произошло формирование временного правительства - так называемого Народного совета, в состав которого вошли все действующие на тот момент буржуазные и мелкобуржуазные партии.

Состоявшеяся в Риге 18 и 19 ноября нелегальная XVII конференция ЛСД приняла решение о подготовке вооруженного востания, изгнания с территории Латвии немецких войск и свержение буржуазного правительства. В резолюции по национальному вопросу съезд постановил: «У пролетариата Латвии нет ничего общего с буржуазным национализмом ... буржуазный национализм и стремления буржузии к независимой Латвии есть средство борьбы с пролетариатом Латвии». (11)

Неоценимым оказался вклад Советской России в победу революции в Латвии. В разгроме буржуазных националистов Латышской стрелковой дивизии помогали части Западной и VII армий. 3 января 1919 года рабочие Риги подняли вооруженное восстание и взяли власть в городе в свои руки.

13 января 1919 года, в Риге открылся I съезд советов Латвии, который принял первую конституцию Советской Латвии, ознаменовал победу революции на территории Латвии. Состоявшийся в марте VI cъезд ЛСД переименовал партию в Коммунистическую парию Латвии.

Однако, советская власть на территории Латвии смогла просуществовать менее года, так как подверглась нападению объединенных сил латышских белогвардейцев, немецких баронов, англо-американских империалистов. Вместе с тем, латышской буржуазии удалось увлечь значительную часть народа, прежде всего ремесленников, крестьян и некоторых рабочих идеей национального суверенитета, «своего» государства. Войска советского правительства стали терпеть поражения, отступать, и к началу 1920 года оно было вынуждено заявить о самороспуске. КПЛ ушла в подполье и объявила о своем вхождении в Коминтерн, как независимая секция.

 

 

От диктатуры буржуазии к диктатуре пролетариата

(1920-1940)

В период буржуазной диктатуры подпольная КПЛ вела активную борьбу по организации трудящихся на борьбу за их законные права. Особенно активно КПЛ выступала в организации и ведении стачечной борьбы, демонстраций и забастовок. Коммунисты использовали возможность ведения легальной работы через левые профсоюзные и общественные рабочие организации. На выборах в III Сейм (1928 год) коммунистам удалось сформировать блок «Рабочих и трудового крестьянства», который получил 6 депутатских мест (всего в парламенте 100 депутатов) и сформировали Рабоче-крестьянскую фракцию. Это было огромным достижением. Депутаты-коммунисты активно использовали парламентскую трибуну для пропаганды своих взглядов. Они уделяли огромное внимание разъяснению трудящимся опасности усиления фашистских тенденций и буржуазного национализма, постоянно указывали на пример жизни трудящихся в СССР. Позиция КПЛ заметно усиливалась на фоне мирового кризиса капиталистической системы. На выборах в IV Сейм (1931 год) коммунисты получили 7 мандатов. Наряду с этим, в 1931-1933 году по всей стране проходили возглавляемые КПЛ забастовки трудящихся и демонстрации безработных. Налицо было сильнейшее обострение классовой борьбы за последние 10 лет. Понимая это, реакционные буржуазные круги пошли на совершение государственного переворота и установление фашистской диктатуры во главе с К. Ульманисом. Сейм был распущен, а рабоче-крестьянская фракция арестована. Свою работу прекратили так же все рабочие и профсоюзные организации.

Эта диктатура наряду с традиционной право-консервативной идеологией, характерной для многих режимов тогдашней Европы, имела ярко выраженную националистическую составляющую. Именно на этот период приходится основная часть националистических и антикоммунистических акций буржуазной власти. И не случайно период буржуазной диктатуры 1933-1940 годов до сих пор представляется образцом для латвийских национал-радикалов и неонацистов.

В этих условиях КПЛ выстраивала свою тактику из необходимости создания единого Антифашистского народного фронта. По инициативе КПЛ был заключен договор с Социалистической Рабоче-Крестьянской партией Латвии (была создана на базе левого крыла социал- демократической партии), а так же создан Союз Трудовой Молодежи Латвии (на базе слияния комсомола и Союза Социалистической молодежи Латвии). Свой интернациональный долг в Испании, в составе интербригад, по призыву КПЛ выполняли многие трудящиеся Латвии.

5 октября 1939 года между Латвией и СССР был заключен договор о взаимопомощи, на территории страны были размещены 25 тыс. советских военнослужащих. Однако, К.Ульманис неоднократно нарушал заключенный договор, и 16 июня 1940 года советское правительство вручило латвийскому послу ноту, в которой обращало внимание на нарушения договора, требовало сформировать правительство, которое бы обеспечило выполнение ранее установленных обязательств, и разместить на территории Латвии дополнительные части Красной Армии.

17 июня эти части Красной Армии вошли в Латвию. Это имело большое влияние на дальнейшие революционные события, однако, это влияние не было решающим, как пытаются представить положение дел буржуазные историки. В последующие дни революции, не было зафиксировано ни одного свидетельства о нарушении Красной Армией суверенитета Латвии. Именно трудящиеся Латвии, на своей шкуре познавшие тот факт, что «национальное государство» «своей» буржуазии ничем не отличается от любого другого эксплуататорского государства, стали реальной движущей силой революционных изменений.

Несмотря на сравнительно небольшую численность, еще не оправившаяся после репрессий диктаторского режима Улманиса, КПЛ проводила широчайшие пролетарские демонстрации 17-21 июня, с требованиями отставки старого правительства и формирования нового - демократического, легализации компартии, освобождения политзаключенных.

Вновь сформированное народное правительство (в его составе не было коммунистов!) объявило о выборах в новый, Народный Сейм. На состоявшихся в июле 1940 года выборах за «Блок Трудового народа Латвии», объединявшего коммунистов и беспартийных проголосовало 97,8% избирателей. Уже 21 июля в грандиозной стотысячной демонстрации трудящиеся требовали решить вопрос о присоединении Латвии к Союзу ССР. 5 августа Верховный Совет принял решение о принятии Латвии в состав СССР.

Трудящиеся ЛССР начали мирный, созидательный труд. Однако, он был прерван Великой Отечественной войной.

 

Испытание огнем

(1941-1945)

Годы Великой Отечественной войны стали временем испытаний прочности не только социалистической экономики, но и силы пролетарского интернационализма всего советского народа. Планы фашистов о том, что с началом войны в союзных республиках вспыхнут национальные сепаратистские выступления против советской власти и многонациональный Советский Союз рухнет, не выдержав фашистской агрессии и удара изнутри, не оправдались.

Примером правильности проводимой в то время политики по ликвидации буржуазии как класса (как силы наиболее заинтересованной в реставрации капитализма), по обезглавливанию националистических «пятых колонн», также может служить Латвия. Великая Отечественная война была для Латвии одновременно и ареной ожесточенной классовой борьбы. Несмотря на то, что часть «пятой колонны» была интернирована и перемещена за пределы Латвии за неделю до начала войны, в стране, где советская власть победила всего год назад, не были нейтрализованы сельские буржуазные элементы, а городская буржуазия мечтала о восстановлении национализированного имущества. И вновь для одурманивания сознания трудящихся был использован национализм, одинаково выгодный местной буржуазии и фашистским оккупантам. Прихвостни нацистов и предатели своего народа культивировали идеи о «возможной хозяйственной и культурной самостоятельности» (12), распространяли пропагандистскую ложь о первом годе советской власти, как о «страшном годе», «целенаправленном геноциде латышского народа». (13) Результатом пропаганды стало то, что значительная часть населения приняла участие в формировании легиона Ваффен СС. Необходимо признать, что немалая доля селян-латышей (в первую очередь богатых, имевших большие участки земли и средства производства) активно поддерживала и послевоенные националистические бандитские формирования.

Классовый характер борьбы подтверждает так же тот факт, что с частями Красной Армии вглубь СССР отступали в основной массе именно рабочие, советский и партийный актив, малоземельные и безземельные крестьяне. Классовый состав сформированной в 1941 году добровольной 201-й латышской стрелковой дивизии наглядно показывает те силы, которые встали под знамена пролетарского интернационализма и защиты революции от самой реакционной части мировой буржуазии - немецкого фашизма: «62% рабочих, 29% советских служащих и 9% крестьян» (14)

Проба сил: «национал-коммунисты»

(1956-1959)

Включение Латвийской ССР в единый экономический комплекс братской семьи народов СССР, восстановление разрушенного войной хозяйства, начавшаяся индустриализация, требовали огромного количества работников умственного и физического труда, опытного советского и партийного актива. По объективным причинам, Латвийская ССР (население в 1950г. - 1,943 тыс., в том числе на селе - 1,063 тыс.(15)), не могла обеспечить себя квалифицированными кадрами. Результатом этого было значительное увеличение механического прироста населения. Разумный и взвешенный подход в национальном вопросе по отношению к прибывшим из других союзных республик гражданам (обучение их языку, целенаправленное знакомство с культурой и обычаями местного населения и т.п.) не был принят. Напротив, их появление в республике было использовано частью партийных и советских работников для националистических и сепаратистских целей. «Катализатором» выступления т.н. «национал-коммунистов» были решения ХХ съезда и начавшаяся политика ревизионистской «десталинизации». Под видом «сохранения самобытной культуры» были предприняты попытки значительно ограничить механический прирост населения столицы. В то время, как Рига становилась одним из наиболее промышленно развитых городов СССР, высказывались идеи о «необходимости делать упор не на развитие тяжелой индустрии, производства «средств производства», а легкой промышленности, для удовлетворения нужд жителей республики» (16), что было фактически попыткой нарушения единого народно-хозяйственного планирования, отрыва Латвийской ССР от экономики СССР.

Однако, коммунистической партия на том этапе была еще способна отразить выступления сепаратистов, и состоявшийся в 1959 году пленум ЦК КПЛ нанес идейное поражения руководителям «национал-коммунизма».

 

Национализм -- орудие контрреволюции

(1988-1991)

Губительные оппортунистические процессы, началу которым положил ХХ съезд КПСС, проводимые в середине 60-х годов экономические реформы, увенчались открытой контрреволюционной реставрацией капитализма на территории СССР и привели к временному поражению мировой системы социализма.

Несомненно, что одним из методов, использовавшихся контрреволюционными силами для расчленения союзного государства, был мелкобуржуазный национализм, благодаря которому педалировались сепаратисткие настроения значительной части населения многих союзных республик. Ярко выраженно эти процессы протекали в странах Балтии, в том числе и Латвии.

Жаждущие буржуазной реставрации круги прекрасно понимали, что лозунги об открытой капитализации страны, не станут движущими идеями масс, поскольку народ не отдаст такие завоевания советской власти, как бесплатные медицину и образование, практически бесплатное жилье, право на труд и гарантированный отдых и.т.д., поэтому главный упор был сделан на национальные чувства людей, преподносились идеи «уменьшения влияния союзного центра» на окраины, снижения уровня механистического прироста населения и.т.д. Постепенно эти лозунги сменялись все более радикальными требованиями - «обособления от народно-хозяйственного комплекса СССР», «автономии» и в конечном счете - «восстановлении государства существовавшего до 1940 года». Однако, практически ни в одном документе не упоминалось, что такое «восстановление» будет ни чем иным, как реставрацией капитализма.

Организационно силы контрреволюции оформились в октябре 1988 года, как Народный Фронт Латвии (НФЛ). Надо отметить, что к этому времени наметился и идейный раскол в КПЛ. Свидетельство этому то, что позиция части тогдашнего руководства КПЛ не препятствовала, а приветствовала создание такой структуры, другая же открыто выступала против, считая это шагом к реставрации капитализма. Уже через год, на втором съезде НФЛ (июль-август 1989 г.) лозунги «демократизации» и «суверенитета в составе СССР» сменились заявлениями о необходимости «полной независимости Латвийской Республики, выхода из Союза ССР» (17). Надо отметить, что уже тогда намечались шаги буржуазии по деиндустрилизации страны, уничтожения промышленного рабочего класса, раздробления многотысячных сплоченных трудовых коллективов. И это так же проходило под националистическими лозунгами, громкими фразами о необходимости сохранения численности коренного населения, через снижение миграции рабочей силы. Так, в программе НФЛ было записано: «НФЛ выступает за то, чтобы развитие хозяйства Латвийской ССР опиралось только на местную рабочую силу. В связи с этим, необходимо снизить непомерно большое количество рабочих мест в Республике» (18). НФЛ усиливал свои позиции также через агитацию за «национальное» сельское хозяйство (дополнительно обещая расчленение колхозов и последующее частнокапиталистическое землепользование), в противовес «держащейся на мигрантах промышленности», что вызывало симпатии у сельских жителей, где доминирующим было коренное население. Тезис о том, что: «НФЛ считает сельское хозяйство приоритетом, и выступает за последовательную реализацию этого курса» (19), был записан уже в первой программе НФЛ.

В апреле 1990 года произошел раскол в КПЛ. Зал, где проходил съезд, покинуло 242 делегата из 700, которые образовали Независимую КПЛ, поддерживающую НФЛ.

Несмотря на то, что трудящиеся Латвии, не поддавшиеся националистической риторике и осозновавшие губительность наметившегося курса, пытались сохранить советскую власть (в начале 1989 года был создан Интернациональный Фронт трудящихся - Интерфронт, а в мае 1991 г., совместно с КПЛ - Вселатвийский Комитет Спасения), отстоять социализм не удалось.

После реставрации капитализма буржуазия продолжала (и делает это по сей день) использовать национализм для раскола рабочего движения.

Для того, чтобы упрочить свое влияние, первыми шагом взявшей власть буржуазии, стал запрет той организации, которая неуклонно проводила политику пролетарского интернационализма. Уже 24 августа 1991 г. без суда и следствия была прекращена деятельность КПЛ. Был наложен запрет на коммунистическую агитацию и пропаганду, а первый секретарь ЦК - брошен в тюрьму.

Помимо уничтожения крупных трудовых коллективов, капиталисты лишили и политических прав (гражданства) всех жителей, приехавших в Латвию в годы советской власти, прекрасно понимая, что большей частью эти люди и составляли промышленный пролетариат.

Параллельно с этими решениями, началась массированная атака на сознание людей через СМИ, активно пропагандирующих национализм и русофобию. Созданная при президенте Латвийской Республики комиссия историков стала вести активную работу по переписыванию истории - героизации легионеров Ваффен СС и бандитских формирований буржуазных националистов, продолжавших вооруженное сопротивление советской власти после войны. Как неоспоримый факт преподносится «оккупация» Латвии в 1940 году, намеренно умалчивается героическая революционная борьба латышского народа со своими капиталистами.

Вся эта работа буржуазной агитационной машины привела к тому, что у значительной части коренного населения, а особенно его молодой части, сложилось ложное представление о советском периоде истории Латвии, оболгана идея пролетарского интернационализма, глубоко в сознании сидит мелкобуржуазный национализм. Наглядным подтверждением тому служат проходящие под молчаливое согласие официальных властей «марши легионеров», с каждым годом собирающие все больше молодежи. Так же об уровне царящего в обществе национализма можно судить по тому факту, что в парламент страны на последних выборах были выбраны 6 депутатов от неофашистской партии «Все для Латвии!», причем один из «народных избранников»- это повторно избранный бывший легионер войск СС!

Нельзя не отметить и того факта, что проблемы русскоязычного меньшинства Латвии стали одной из опорных точек, служащих интересам современной империалистической России. После развала СССР поддержка со стороны России если и имела место, то только тех буржуазных партий, которые выступают «защитниками русского населения» республики, при этом педалирующих радикализацию взглядов на межэтническое согласие и напрочь отметающих интернационализм и классовый подход в понимании общественных процессов. Не единичным фактом в их деятельности является пропаганда националистических лозунгов типа: «Русские идут!».

Работающая в современных условиях Социалистическая партия Латвии твердо проводит в жизнь идеи пролетарского интернационализма, братства и дружбы народов. СПЛ объясняет происходящие процессы не с точки зрения интересов какой-либо национальности, а интересов классовых, объясняя трудящимся, что исторический опыт отхода от принципов пролетарского интернационализма ведет к власти буржуазии и эксплуатации трудящихся, разрывает единый фронт рабочей борьбы за освобождение от уз капитала!

 

Последнее прибежище капитала

Как неоднократно случалось в истории, в условиях кризисов, при угрозе возникновения революционной ситуации, капитал не гнушается самыми подлыми методами сохранения своей власти: применяет против народа открытое насилие, развязывает военные конфликты и мировые войны. Однако, с появлением во второй половине ХХ века оружия массового уничтожения, война стала небезопасной для самого международного капитала -- в случае перерастания конфликта в ядерный, на земле не оставалось места, где его представители смогли бы обеспечить для себя безопасное существование. Кроме того, с появлением стран социализма и борьбы трудящихся капиталистических стран за свои права, буржуазия была вынуждена пойти на известную гуманизацию социально-экономических отношений. С разрушением социалистической системы необходимость в такой гуманизации отпала, но сразу лишить трудящихся их завоеваний невозможно -- это вызвало бы социальный взрыв. Поэтому в последнее десятилетие во многих странах происходит их постепенный демонтаж под видом «мер преодоления кризиса», «стабилизации финансовых систем» или «улучшения кредитного рейтинга страны».

Тем не менее, и такие действия вызывают протесты со стороны трудящихся, часто перерастающие в массовые акции, организуемые левыми партиями и профсоюзами. Чтобы нейтрализовать это возмущение без применения открытого насилия, буржуазные правительства должны направлять недовольсто масс на какие-то другие объекты и сферы. Представляется, что в качестве таковых снова будут использоваться в массовом масштабе межнациональные отношениянационализм и расизм, как идеологическая база.

Весьма характерны в этом плане не только факты усиления влияния крайне правых и неонацистских партий в ряде европейских стран, но и, например, публичные признания о «крахе политики мультикультурности» руководством такой страны, как Германия. Это, по сути дела, скрытый пока, но вполне определенный отказ от принципов, декларируемых в сфере межнациональных отношений во второй половине ХХ века.

При этом, поводившаяся до сих пор в ЕС политика мультикультурности и этнической политкорректности, в действительности неэффективна и порой откровенно карикатурна. По сути дела, сама эта политика тоже провоцирует создание ситуации в разных странах, направленной на возможное национальное противостояние.

Причины, по которым идеология национализма будет во все более широких масштабах применяться буржуазией в борьбе за сохранение своей власти, видятся следующими:

  1. Простота использования. Как показывают события в бывших странах социализма, в том числе Латвии, для этого не нужны ни серьезные аргументы, ни длительная подготовка. Все сводится к простому понятию «мы не такие как они, поэтому они чужие. А чужие -- это враги». И вчерашние коллеги по работе, товарищи по партии, соседи, превращаются в непримиримых противников, готовых если не на этнический погром, то на лишение «чужих» гражданских прав.

  2. Универсальность применения. Нет стран, где нельзя было бы «раскрутить» ситуацию при помощи такой идеологии. Большинство стран многонациональны или были таковыми в недавней истории. Или стали таковыми в результате миграции рабочей силы из-за рубежа или каких-то исторических событий. Даже более или менее мононациональные страны имеют свои диаспоры за рубежом и на ситуацию в них можно влиять через лозунг «защиты соотечественников за рубежом».

  3. Кумулятивный эффект. При недостаточности или слабости этнических факторов, возможно легко оживить исторические территориальные претензии, факты или мифы про оккупации, переселения народов, миграцию и т.п.

Пример Латвии показателен еще и тем, что национализм использовался в качестве безотказного оружия не только в период разрушения СССР, но и всё последующее время, вплоть до нынешних дней. При этом латвийскими властями применяются такие формы и методы реализации этнической политики, которые были бы совершенно немыслимы в странах западной Европы или США. Правительства и политики стран Евросоюза, в том числе представители социал-демократов и прочих политических сил, именующих себя «левыми», нещадно критикующие другие государства за запрещение гей-парадов или несоблюдение прав животных, совершенно спокойно взирали на лишение сотен тысяч людей гражданских прав, неприкрытый этнический протекционализм или героизацию нацистов времен Второй мировой войны.

Это подчеркнутое невмешательство показывает, что Латвию и некоторые другие страны из бывшего социалистического блока, международный капитал фактически использует в виде своеобразного «полигона» для отработки будущих методов перевода революционной энергии масс из сферы социально-классовой борьбы в сферу внутренних или внешних этнических конфликтов. Это очень тревожная тенденция, и не обращать на нее внимания было бы непростительным благодушием. Национализм практически всегда и везде тесно соседствует с антикоммунизмом и имеет тенденции превращаться в неонацистские и неофашистские формы, а так же расизм

Вместе с тем, ситуация в Латвии показывает, что противостоять национализму посредством либерально-космополитических идей или сугубо правозащитной деятельности, а также «встречного национализма» невозможно. Политические силы, пытавшиеся это делать, либо проигрывали, либо отказывались от своих идей в пользу какой-либо открыто буржуазной идеологии.

Реально противостоять как национализму, так и космополитизму, различным отрицательным последствиям капиталистической глобализации может только политика и идеология сознательного интернационализма рабочего класса, направленная на коренные революционные преобразования общества.

 

*Ингарс Бурлакс Секретарь Политического совета СПЛ

  1. Программа СПЛ, стр.4 (рус.)

  2. Листовки социал-демократических организаций Латвии в период первой русской революции. Рига., 1956, с.26.

  3. И.Сталин «Как понимает социал- демократия национальный вопрос?» Собрание сочинений, т.1., стр.55

  4. В.И. Ленин собрание соч., т.10, стр. 132 (перевод с лат.)

  5. История латышских стрелков, 1972 г., Рига, стр. 136.

  6. В.О. Миллер «Первое суверенное государство латышского народа», 1988 г., Рига, стр. 40-41

  7. Коммунистическая партия Латвии в Октябрьской революции 1917 г., Рига., стр. 466-467.

  8. История Латвийской ССР, т.2., стр.32 ( перевод с лат.)

  9. Там же, стр. 42.

  10. История Латвии, ХХ век, 2005., Рига, стр. 106. (перевод с лат.)

  11. Коммунистическая партия Латвии в 1918 и 1919 годах. Документы и материалы. 1958.г., Рига., стр. 160-161 (перевод с лат.)

  12. История Латвии, ХХ век, 2005., Рига, стр. 247. (перевод с лат.)

  13. Там же, стр. 225.

  14. Борьба латышского народа в Великой Отечественной войне, 1966.г., Рига., стр.108 (перевод с лат.)

  15. Латвийская Советская Энциклопедия, 1984.г., Рига., стр.117. (перевод с лат.)

  16. История Латвии, ХХ век, 2005., Рига, стр. 364. (перевод с лат.)

  17. Энциклопедия Латвии, 2007.г., 4-й том, стр. 28. (перевод с лат.)

  18. Наша история, 1985-2005, Рига, 2007.г.., стр.126.

  19. Там же, стр.128

 

УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА